Номер посвящен кризису как проблеме истории и методологии и интеллектуальным дискуссиям. Кризис исследуется авторами с политической, экономической и социологической точек зрения. Вторая половина номера состоит из критических дискуссий, разворачивающихся на разных территориях. Материалов этого жанра остро не хватает в отечественной интеллектуальной периодике, поэтому замечательно, что выходит целый блок. Дискуссия позволяет не только обнаружить значимые концептуальные и политические расхождения и противоречия, но и помогает картографировать пространство российской мысли, столь бедное на ярко выраженные позиции и противостояния.
408 паперових сторінок

Враження

    👍
    👎
    💧
    🐼
    💤
    💩
    💀
    🙈
    🔮
    💡
    🎯
    💞
    🌴
    🚀
    😄

    Як вам книжка?

    Вхід або реєстрація

Цитати

    Сергей Машуковцитує8 місяців тому
    продемонстрировал кризис июля 1914 года, состоит как раз в том, что в момент, когда социальные силы накопили невероятный суммарный импульс, роль элиты стала значительнее, чем когда-либо прежде. Кульминацией этого парадоксального процесса явилась доктрина взаимного гарантированного уничтожения времен холодной войны, когда плохо понимавшие друг друга политики, имевшие в распоряжении всю разрушительную силу двух государств величиной с континент каждое, держали в руках будущее всего живого на нашей планете. Этот вопрос стал главной темой четвертого тома, однако основа невероятной изменчивости современного мира была заложена в 1914 году.
    Сергей Машуковцитує8 місяців тому
    Может показаться парадоксальным, что ученый, решивший переопределить социологию как исследование сетей, а не обществ, в результате столь решительно сосредоточился на изучении национальных государств. Однако Манн полагает, что если в современном мире действительно преобладает треугольник нация — государство — общество, то критическая теория должна объяснить это, а не принимать за отправную точку. В 1980-е и в начале 1990-х годов резко повысился интерес к конструктивистскому анализу нации; особым вкладом Манна стало его обращение к исследованию власти. Для него государства — не воображаемые сообщества и не придуманные традиции, но клетки, четыре угла которых образуют составляющие ИЭВП.
    Сергей Машуковцитує8 місяців тому
    слово не так-то легко произнести — в чем тоже есть свой смысл. Это конгломерат, а не отдельное слово: Идеология, Экономика, Вооруженные силы и Политическая организация. Каждый из четырех компонентов подчиняется собственной логике, а вместе они являются конститутивными элементами власти, которая определяется как «способность заставить других людей делать то, что они в ином случае не стали бы делать», дабы «достичь поставленных нами целей».

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз