Павел Пепперштейн

Эпоха аттракционов

Автор книги «Эпоха аттракционов» Павел Пепперштейн — признанный классик психоделического реализма, направления в литературе и изобразительном искусстве, чьи принципы и технические приемы он разрабатывал еще в 1990-е в легендарном романе «Мифогенная любовь каст» (написанном в соавторстве с Сергеем Ануфриевым). В том же жанровом ключе выдержаны и другие популярные книги Пепперштейна — «Свастика и Пентагон», «Весна», «Военные рассказы» и «Пражская ночь».
Павел Пепперштейн — одна из самых ярких, обсуждаемых и противоречивых фигур современной русскоязычной литературы — одновременно является известнейшим художником, представлявшим Россию на самых респектабельных международных выставках.
В сборнике «Эпоха аттракционов» 26 рассказов, вовлекающих читателя в фантасмагорический мир развлечений, который, как выясняется, объемлет собой и древние, и новые, и загробные миры. На фоне футуристических видений автор пытается представить, как именно в грядущие века будут вспоминать о нашей, явно переходной эпохе.
Каждый рассказ проиллюстрирован тематическими репродукциями с живописных произведений Павла Пепперштейна, а также оформлен графическими миниатюрами, специально созданными автором, чтобы усилить особую эстетику дизайнерского решения макета книги.
Сборник представляет интерес для самого широкого круга читателей.
402 паперові сторінки

Враження

    Tomcha Nemirovskayділиться враженням2 роки тому
    👍Раджу
    🙈Нічого не зрозумів
    🔮Мудра
    🎯Корисна

    От книги двоякое впечатление. Первые рассказы просто огонь, думы автора про нашу страну вызывают интерес. Его метафоры, сравнение, анализ происходящего- заставляет думать. Но во второй части рассказы становятся тли уж слишком заумными и я их не понимаю или это бред полный, не знаю точно))

    Dmitry Shvetsділиться враженням3 роки тому

    Павел — огонь! Впрочем, как всегда.

    Юля Михайловаділиться враженнямторік
    💧Зворушлива

    Пропаганда России

Цитати

    mariemejerцитує2 роки тому
    Человек по своей природе существо настолько общественное и неодинокое, что, оставаясь в одиночестве (будь то добровольное уединение отшельника или недобровольное – узника), он все равно обретает общение, даже сверхобщение. Всем известно, что одиночество – сильнейший галлюциноген. И узнику стена улыбается трещиной, она то добра, то зла, то дуется на него, и еле ощутимый сквозняк, годами текущий по своему невидимому руслу из одного угла камеры в другой, постепенно уплотняется и превращается в холодное тело змеи, шепчущей речи. Так одеяло, свившееся жгутом вдоль тела спящего подростка в период гормонального созревания, превращается в тело прекрасной девушки. Так гром сердца, гул крови и грохот работы внутренних органов собственного тела оглушает космонавта, вышедшего в открытый космос
    Natasha Klimchukцитує2 роки тому
    Учитесь у тупых подростков, пусть они станут вашими гуру и учителями жизни вместо мстительных интеллигентов, которые впаривают вам всякую хуйню в журналах типа «Эсквайр» и «Эсквайриха» под видом образцов преуспевающего и культурно состоявшегося самца и такой же самчихи.
    dzhubanavelanцитуєторік
    Путник видит тигра и спасается бегством. Тигр преследует его. Путник достигает обрыва, срывается и повисает на краю, зацепившись за куст. Глянув вниз, он видит, что там его поджидает второй тигр. Тогда он замечает рядом с собой куст земляники. Свободной рукой он срывает одну яркую ягоду и съедает ее. О, как она сладка! Тигры – это прошлое и будущее, ягода – учение Будды. Или же мгновение настоящего.

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз