ru
Барбара Кингсолвер

Лакуна

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?

События, описанные в романе «Лакуна», происходят в 30-е годы прошлого века, а их участники – выдающиеся люди того времени, писатели, художники, государственные деятели. Главному герою Гаррисону Шеперду удивительно повезло: в Мексике он помогал в мастерской Диего Ривере, был близким другом Фриды Кало и служил у Льва Троцкого, а вернувшись на родину, в США, стал известным писателем. Его страстью были литература и кухня — казалось бы, что может быть безобиднее? Но не обязательно кого-то обижать, чтобы стать жертвой охоты на ведьм.

Эта история о том, с каким трудом порой дается верность себе и своему предназначению. Барбара Кингсолвер изучает природу творчества, влияние политики на искусство и причины массового безумия. А еще – напоминает о том, что «главный фрагмент любой истории – тот, которого не хватает».

Кингсолвер — автор семи романов, а также сборников стихов, эссе и документальных произведений; ее книги переведены более чем на 20 языков и получили немало литературных наград.
Ця книжка зараз недоступна
581 паперова сторінка
Уже прочитали? Що скажете?
👍👎

Враження

    kittymaraділиться враженням4 місяці тому
    👍Раджу
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна
    🚀Неможливо відірватися

    Великая свобода - отказаться от любви и заняться чем-нибудь другим (цэ)

    А вот от этой книги ничего особо и не ожидала почему-то. Но аннотация показалась очень привлекательной. Что-то в ней было такое притягательное. И я сдалась, наверное, сработала интуиция, в общем, закинула в вишлист. И в результате получила просто роскошный подарок. Сплошное удовольствие по всем пунктам.
    Для начала, это никакие не биографии и не мемуары. Во всяком случае, не документальные. И стиль весьма своеобразный, напомнил чем-то м. фурнье. Очень неровное. Отрывочные дневниковые записи, речь от одного, от другого персонажа практически без диалогов, личные письма и газетные статьи. А между тем, я не могла оторваться. Меня этот текст затянул в себя, как лакуна.

    Главгер - полукровка, родившийся от североамериканца и мексиканки. И вся жизнь у него прошла на разрыве между границами. Сначала им управляла вздорная и похотливая мать, меняющая любовников, затем поучаствовал холодный и равнодушный отец. И все время находились люди, которые становились гаррисону ближе кровных родственников.
    И я даже не стану разделять их на известных, знаменитых и простых, самых обычных, чьи имена не остались в истории. Ибо все они так или иначе оказали важное влияние на то, каким он стал.

    Но вот про троцкого и фриду кало все равно хочется написать особо. Ибо. Фрида поняла гаррисона, как никто, потому что они оба знали, что такое боль, страх, одиночество, каково быть не таким, как все.
    А о троцком было интересно почитать в том смысле, что вот лишили человека всего. Он проиграл. Но до самого конца упирался и плевался в сталина, даже потеряв по его вине всех своих детей (кроме одной из дочерей, которая умерла от туберкулеза до наступления репрессий). Что это? Характер? Идейность? Убежденность? Упертость. Не знаю, не знаю. Конечно, не было никакой гарантии, что вождь оставит в покое его семью, если он угомонится. А с другой стороны, члены семей сталинских врагов вполне себе и выживали.
    Короче, интересно было почитать о человеке, который свою правду, идею поставил выше жизни собственных детей. Прав он, виноват - не знаю. Тут каждый делает выбор сам.

    В первой части книги много знойной мексики, еды, страстей аля фрида и троцкий и печальной, безответной любви гаррисона к секретарю троцкого.
    Вторая часть - американская. Где гаррисон таки претворяет в жизнь свою мечту стать писателем и оказывается страшно одинок по причине гомосексуализма, в том числе. Почему? Да потому что ему светит психиатрическая больница, где ему вполне могли сделать лоботомию. Так что надо хранить свою "преступную" тайну. Такая вот была "милосердная" и "добродетельная" америка. А гаррисон так-то не герой. Он нежный, чувствительный, ранимый, можно даже сказать трусишка. Не ему бороться с ветряными мельницами. Он навечно заперт в клетке своей инаковости, непохожести, "неправильности". Даже его прекрасная, верная секретарша, ставшая его самой большой любовью в тот период жизни (ведь любовь не равно секс) и то больше боец по жизни.

    Американская часть книги была интересна весьма непредвзятым описанием послевоенной охоты на ведьм, очень сильно напоминавшей нашенский 1937-й год. И ядреным лицемерием, конечно же. Вот когда выгодно было дружить со сталиным и советской россией, то троцкий был наречен демоном, и вообще советы ничего так ребята.
    А как только пошел передел мира, то америку заполонили проклятые и богопротивные комми. Причем, в красные дьяволы записывали с полпинка, как во времена инквизиции за рыжий цвет волос, зеленые глаза, родинки, красоту и женскую половую принадлежность определяли в ведьмы.
    Что там еще было. Открытые судебные процессы, массовая истерия в обществе, преследования и травля неугодных. И... и... и совсем неважно какие времена, какая власть, какие существуют политические партии, какие исповедуются ценности и религиозные культы. Подобное мракобесие творится в любой стране, как под копирку.

    Честно сказать, я ожидала совсем плохого финала. Но кингсолвер внезапно порадовала, вывернувшись, совсем, казалось бы, по-голливудски, но как-то чрезвычайно уместно. В общем, лично меня финал порадовал, очень порадовал.

Цитати

    Lenochkaцитує2 роки тому
    Виновато радио. Оно заставляет всех одновременно испытывать одно и то же. Вместо миллионов различных мыслей — одна глобальная навязчивая идея. Радио вызывает инстинктивную реакцию.
    Lenochkaцитує2 роки тому
    — Если стоишь в куче навоза, кто-то должен признаться, что она воняет. А конгрессмены уверяют нас, будто это не выгребная яма, а луг с лютиками. И художников заставляют врать.
    — Хорошо, но что если обязанность художника — всего лишь развлекать публику? Отвлекать от вони, называя выгребную яму лугом. Что в этом дурного?
    — Тогда никто не выберется из этой кучи. Вот что плохо. Так и будут стоять по колено в навозе, наперебой нахваливая лютики.
    Lenochkaцитує2 роки тому
    Иногда история раскалывается и на одно-единственное мгновение беспомощно замирает, как полено, которое топор рассек надвое, и половинки держатся на последней щепке, чтобы в конце концов распасться и рухнуть на землю.

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз