ru
Книжки
Ричард Йейтс

Одиннадцать видов одиночества

    Julia Grachevaцитує4 роки тому
    Он мог позволить себе выразить сомнение, поскольку не испытывал его.
    Артём Куприяновцитує4 роки тому
    Безупречностью легко восхищаться, но любить ее трудно
    Евгения Самсоновацитує3 роки тому
    У меня сегодня нет времени написать тебе короткое письмо, поэтому пришлось писать длинное».
    Лера Яковлевацитує2 роки тому
    Принято считать, будто есть два типа людей: ты либо акула, либо тебе остается только лечь на лопатки и ждать, пока акулы сожрут тебя заживо, так уж устроен мир. Почему? Понятия не имею. Это безумие? Ну и ладно.
    kravchenko77502цитує3 роки тому
    Все ясно и так: есть картинка, есть ситуация, есть герои. Есть неказистая, странная, путаная жизнь.
    Татьяна Беляничевацитує3 роки тому
    Главное — не забывать, что дружба — самая естественная вещь в мире. У тебя будет столько друзей, сколько ты пожелаешь, — это лишь вопрос времени.
    Erke Tolegenцитує5 місяців тому
    В глубине души многим хотелось битвы или по крайней мере славы и наград, но внешне все мы держались как бесстыжие маленькие циники
    Karina Bychkovaцитуєторік
    Мисс Снел стояла у доски, пальцы ее сцепленных у пояса рук шевелились, как сухие черви, а лицо расплылось в мягкую боязливую улыбку, свойственную дарителям.
    Tatiana Korolevaцитуєторік
    Половину удовольствия от каждого свидания — или даже больше, чем половину, — составляло удовольствие рассказать Эдди, как все прошло, кое-где приврать, спросить тактического совета.
    ЮЮцитує4 роки тому
    будто в симметрии можно найти убежище от любопытных глаз,
    Алина Хмельнаяцитує5 днів тому
    Например, я понимаю, что иногда люди делают такое не потому, что хотят кого-то обидеть, а потому, что сами очень расстроены. Они знают, что поступают нехорошо, и знают даже, что им самим не станет от этого легче, но все равно идут и делают, что задумали.
    Olga9924zцитує5 місяців тому
    одиннадцать историй о встречах и расставаниях, о любви и ненависти, о хрупкости человеческих отношений и цене обмана — от «одного из величайших американских писателей двадцатого века»
    Kakliboцитує9 місяців тому
    Он мог позволить себе выразить сомнение, поскольку не испытывал его
    Kakliboцитує9 місяців тому
    Безупречностью легко восхищаться, но любить ее трудно
    Polina Vladimirovnaцитує10 місяців тому
    уважение без любви — чувство непрочное
    Polina Vladimirovnaцитує10 місяців тому
    всегда приятно наблюдать, как человек хорошо делает свое дело.
    Polina Vladimirovnaцитує10 місяців тому
    Главное — не забывать, что дружба — самая естественная вещь в мире.
    olgakryuchkovamoscowцитуєторік
    — Принято считать, будто есть два типа людей: ты либо акула, либо тебе остается только лечь на лопатки и ждать, пока акулы сожрут тебя заживо, так уж устроен мир. Почему? Понятия не имею. Это безумие? Ну и ладно.
    Анастасия Торицинацитуєторік
    два придурка! — обратился он к Вернону Слоуну, худому и очень больному негру на соседней кровати. — Слышал, что они несли, Вернон?
    Анастасия Торицинацитуєторік
    смех Малыша Ковача.

    Это был огромный детина лет тридцати, ростом под два метра и с широченными плечами. В тот день он секретничал со своим приятелем Джонсом, который на его фоне смотрелся до смешного маленьким и худосочным. Они шептались и хохотали: Джонс — своим нервным смешком, постоянно почесывая брюхо сквозь пижаму, Малыш — раскатистым ржанием. Вскоре они встали и, не переставая хохотать, подошли к койке Макинтайра в другом конце палаты.

    — Эй, Мак, — заговорил Джонс, — у нас с Малышом родилась идея.

    Он захихикал:

    — Расскажи ему, Малыш.

    На их беду, Макинтайр — хрупкий 41-летний человек с саркастической гримасой на морщинистом лице — писал в этот момент важное письмо. Оба приятеля неверно истолковали его поджатые от нетерпения губы как улыбку, и Малыш, ничего не подозревая, начал объяснять свой план:

    — Шлушай, Мак, шегодня окол
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз