Александр Ромм

Советский филолог, поэт, переводчик, старший брат кинорежиссёра Михаила Ромма.

Родился 5 [17] марта 1898 года в Санкт-Петербурге в семье врача. Закончил гимназию в Москве, поступил на медицинский факультет Московского университета, перевёлся на историко-филологический, который и закончил в 1922 году.
Сотрудничал в машинописных журналах «Гермес», «Гиперборей», «Мнемозина». Входил в Московский лингвистический кружок, в 1920—1924 годах состоял в его президиуме, полемизировал с М. Бахтиным, переписывался с Р. Якобсоном, переводил «Курс общей лингвистики» Ф. де Соссюра (перевод не закончен, история этого труда реконструирована М. Чудаковой, Е. Тоддесом, М. Шапиром). В начале войны был мобилизован в Дунайскую военную флотилию, затем служил на Черноморском флоте, участвовал в боевых действиях, работал во фронтовой и местной городской прессе, был награждён орденом Красного Знамени (1942). Застрелился 2 октября 1943 года из табельного оружия.
Опубликовал книгу стихов «Ночной смотр» (1927) и поэму «Дорога в Бикзян» (1939).
Переводил романы Флобера, Золя, Уэллса, стихи Вийона, Гёте, Гейне, Андре Шенье, Бодлера, Мореаса, Арагона, А. Лихтенштейна, И. Бехера, Петёфи, Антала Гидаша, Т. Шевченко, стихи А. Блока на французский и др.
роки життя: 17 Березня 1983 2 Жовтня 1943

Переклади книжок

Переклади аудіокнижок

Цитати

Костик Пугачёвцитує7 місяців тому
плотские желания, жажда денег, меланхолия страсти — все слилось в единой муке; и вместо того чтобы отвращаться от нее мыслью, Эмма все больше тянулась к ней, возбуждая себя к страданию, и повсюду искала к нему поводов. Ее раздражали и плохо поданное блюдо, и неплотно закрытая дверь, она вздыхала по бархату, которого у нее не было, по счастью, которого ей не хватало, стонала от слишком высоких своих мечтаний и слишком тесного своего дома.
sцитує8 місяців тому
И заговорил о г-же Омэ. Над ее небрежным туалетом оба обычно смеялись.

— Что ж в этом такого? — прервала его Эмма. — Хорошая мать семейства не думает о нарядах.
sцитує8 місяців тому
Ах, опять, опять! — заговорил Родольф, — вечно долг и долг… Меня просто замучила эта болтовня. Их целая куча — этих старых олухов в фланелевых жилетах и святош с грелками и четками, — они постоянно напевают нам в уши: "Долг! Долг!" Ах, клянусь небом! Настоящий долг — это чувствовать великое, обожать прекрасное, а вовсе не покоряться общественным условностям со всей их мерзостью.
— Но ведь… но… — возражала г-жа Бовари.
— Да нет же! К чему все эти тирады против страстей? Разве страсти — не единственная прекрасная вещь на земле, не источник героизма, энтузиазма, поэзии, музыки, искусства — всего?
— Но надо же, — сказала Эмма, — хоть немного считаться с мнением света, повиноваться его морали.
— В мире есть две морали, — ответил Родольф. — Есть мораль мелкая, условная, человеческая, — та, которая постоянно меняется, громко тявкает, пресмыкается в прахе, как вот это сборище дураков, что у вас перед глазами. Но есть и другая мораль — вечная; она разлита вокруг нас и над нами, как окружающий нас пейзаж, как освещающее нас голубое небо.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз