Мари Дарьесек

    Nadejda Chelomovaцитує2 роки тому
    вечер, Паула пытается читать, но часто поднимает глаза: погода слишком хороша, жизнь слишком прекрасна, нужно идти танцевать.
    Вита Спореваяцитуєторік
    небо входит в воду, словно нож
    Sasha Stepanovaцитує2 роки тому
    Рильке считает, что художники всегда знают, как жить. Когда тоска приходит, они ее пишут. Заточенный в госпитале, Ван Гог писал свою палату. Тела художников и скульпторов деятельны. И вся их работа — в движении. Он же, поэт, не знает, куда деть свои руки. Он не умеет быть живым.
    Yuliya Zlatievaцитує2 роки тому
    Это глупо. Люди созданы не для того, чтобы все время работать, а для того, чтобы наслаждаться жизнью, чтобы оставаться чис­тыми и восприимчивыми».
    Дарья Беляковацитує2 роки тому
    У женщин нет фамилий — только имена. Они будто бы берут фамилии в долг, для них это непостоянный, эфемерный признак. Они находят опору в чем-то другом. И то, как они утверждают себя в этом мире, их «пребывание здесь», их творчество, их подпись — всё носит эту печать. В мужской мир они проникают со взломом.
    Sasha Stepanovaцитує2 роки тому
    Краснее не бывало красных роз,
    чем в этот вечер, дождь его терзал.
    Твоих волос я нежность вспоминал…
    Краснее не бывало красных роз.
    Подлески не темнели зеленей,
    чем в этот вечер, дождь его одел.
    Я вспоминал, как вырез платья бел…
    Подлески не темнели зеленей (5).
    Юля Обновленскаяцитує2 роки тому
    В «Своей комнате» Вирджиния Вулф подчеркивает, что воспитание девочек сводится к тому, чтобы при­учить их забывать про свои эгоистические желания, чтобы обслуживать чужой эгоизм. И неважно, кто этот «чужой», муж или младенец: письмо Клары Вестхофф, а отныне — Клары Рильке, обрывается.
    Вита Спореваяцитуєторік
    Но если что-то мешает вздохнуть, с этим нужно кончать
    Pryanichkybandцитуєторік
    Опыт показал мне, что брак не приносит счастья. Он избавил меня от веры в родственные души, владевшей мной раньше. В браке чувство непонимания только удваивается. Ведь вся моя жизнь до брака сводилась к поиску того места, где меня поймут. Не лучше ли в таком случае жить без этой иллюзии, лицом к лицу с огромной истиной одиночества? Я пишу это в своей книге расходов, в пасхальное воскресенье 1902 года, сидя на кухне, и готовлю жаркое из теленка»
    Настасья Ткаченкоцитуєторік
    Когда Отто уезжает, Паула ночует в своей мастерской. Там она ужинает яйцами всмятку и вареньем. Ей нравятся эти «ненастоящие» ужины, которые «не насытили бы Отто», — не нужно накрывать на стол, и готовить может горничная. Паула заказывает ей Bierkaltschale, сладкое блюдо из пива, сливок и корицы. Или даже «рис на молоке с четвертинками яблок и сушеным изюмом». Или просто груши с хлебом и сыром [11]. Паула пишет свои деревенские или детские перекусы (сегодня их назвали бы «нездоровыми»): простоквашу в красивой тарелке с бело-голубой эмалью. Парижский хлеб на белоснежной скатерти c ровными складками. Яичница, много яблок, столько же груш, несколько вишен, куча тыкв, c вазой, с горшком, с кувшинчиком. Ее небрежно названные натюрморты живы и аппетитны. В день приезда она пишет бананы. Она просит сестру Милли прислать ей из Италии лимонную ветвь.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз