ru

Сергей Эйзенштейн

(10 [22] января 1898, Рига, Российская империя — 11 февраля 1948, Москва, СССР) — советский режиссёр театра и кино, художник, сценарист, теоретик искусства, педагог. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1935). Лауреат двух Сталинских премий первой степени (1941, 1946). Профессор ВГИКа. Доктор искусствоведения (1939 год), автор фундаментальных работ по теории кинематографа.
роки життя: 22 Січня 1989 11 Лютого 1948

Цитати

Natasha Gavrilovaцитує2 роки тому
Это отнюдь не сугубо кинематографическое обстоятельство, а явление, встречающееся неизбежно во всех случаях, когда мы имеем дело с сопоставлением двух фактов, явлений, предметов. Мы привыкли почти автоматически делать совершенно определенный трафаретный вывод — обобщение, если перед нами поставить рядом те или иные отдельные объекты. Возьмите, для примера, могилу. Сопоставьте ее с женщиной в трауре, плачущей рядом, и мало кто удержится от вывода: "вдова". Именно на этой-черте нашего восприятия строится эффект следующего коротенького анекдота Амброза Бирса—из его "Фантастических басен"—"Безутешная вдова". "Женщина в одеждах вдовы рыдала на могиле. — Успокойтесь, сударыня,— сказал ей Соболезнующий странник,— небесное милосердие безгранично. И где-нибудь на свете найдется еще другой мужчина помимо вашего мужа, с которым вы сумеете быть счастливой. — Был такой,— проплакала она в ответ,— нашелся такой, но, увы... это и есть его могила...". Весь эффект рассказа на том и строится, что могила и стоящая рядом с ней женщина в трауре по раз установленному трафарету вывода складываются в представление вдовы, оплакивающей мужа, в то время как оплакиваемый на деле оказывается любовником! Это же обстоятельство использовано и в загадках. Пример фольклорный: "Ворона летела, а собака на хвосте сидела. Как это возможно?" Мы автоматически сопоставляем оба элемента и сводим их воедино. При этом вопрос прочитывается так, что собака сидела яа хвосте у вороны. Загадка же имеет в виду, что оба действия безотносительны: ворона летела, а собака сиде
Сева Мосуновцитує2 роки тому
от сияющих в небе крестов и верхушек хоругвей до распростертых в пыли и прахе людей, бессмысленно бьющихся лбами в сухую землю.
Dariaцитує2 роки тому
Фильмы Диснея стали для Эйзенштейна лишь поводом к рассмотрению только одной проблемы. Зато, по его убеждению, повод был самый убедительный, а проблема полагалась им центральной в теории и практике искусства вообще. Эйзенштейн называл ее «грундпроблемой» (от немецкого Grundproblem) – проблемой не только основной, но и базисной, основополагающей, почвенной.
Вкратце и упрощенно эту проблему можно обозначить как соотношение рационально-логического и чувственного в искусстве
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз