Дэниел Клейн

    Evgeny Antonenkovцитує5 місяців тому
    Фред и Клайд годами беседовали о том, что будет после жизни. Они договорились, что тот, кто умрет первым, попробует связаться с оставшимся в живых и расскажет, что такое Небеса.

    Фред умер первым. Прошел год. Однажды зазвонил телефон, Клайд ответил: это был Фред!

    — Неужели это ты, Фред? — спросил он.

    — Конечно, Клайд. Это действительно я.

    — Как я счастлив тебя слышать! Я уж думал, ты забыл. Рассказывай! Как там?

    — Ну, ты не поверишь, Клайд. Великолепно! У нас самые восхитительные овощи с самых сочных лугов, которые ты когда-либо видел. Мы засыпаем каждое утро, потом нас кормят классным завтраком, а все оставшееся утреннее время мы занимаемся любовью. После плотного обеда мы идем в поля и опять занимаемся любовью. Затем наступает время роскошного ужина — и опять любовь вплоть до поры, когда надо идти спать.

    — О Боже! — воскликнул Клайд. — Небеса — это просто сказка!

    — Небеса? — переспросил Фред. — Я — кролик в Аризоне
    b2272133812цитує2 роки тому
    Царствие Небесное — не столько место, сколько время — будущее
    b2272133812цитує2 роки тому
    Идеалисты больше интересуются принципами, а не фактами, идеями, а не чувственной реальностью, они более сентиментальны, оптимистичны, религиозны и склонны верить в свободную волю
    b2272133812цитує2 роки тому
    Представители каждого типа считают себя более совершенными: реалисты полагают, что идеалисты — сентиментальные придурки, в глазах идеалистов реалисты грубы и бессердечны
    b2272133812цитує2 роки тому
    самоубийство — это потеря морального мужества, бегство от нашей обязанности принимать абсурдность жизни
    b2272133812цитує2 роки тому
    самоубийство — это проявление измученной души художественной натуры
    b2272133812цитує2 роки тому
    долгом того, кто обладает в большей мере тем, что соответствует природе, является сохранение жизни, в ком же преобладает или, возможно, возобладает в будущем противоположное, для такого человека долг — уйти из жизни»
    b2272133812цитує2 роки тому
    Немецкий современник Юма Иммануил Кант, однако, считал самоубийство — и почти все остальное — вопросом долга. Именно наша рациональная воля — источник морального долга, полагал он; так можно ли считать нравственно допустимым разрушение рациональной воли путем самоубийства? Такого рода вопросы ставятся в книге, озаглавленной «Основы метафизики нравственности»
    b2272133812цитує2 роки тому
    Святой Фома Аквинский был убежден в том, что самоубийство противоречит естественному закону, закону себялюбия; и добавил еще два соображения, которые и сегодня звучат в наших спорах о суициде: во-первых, самоубийство наносит урон сообществу — мы имеем в виду похоронные затраты; во-вторых, «только Богу принадлежит право вынести приговор к смерти или к жизни
    b2272133812цитує2 роки тому
    Блаженный Августин доказывал, что самоубийство нарушает заповедь «не убий», поскольку любовь к себе — золотой стандарт любви в Писании
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз