ru
Евгения Некрасова

Сестромам. О тех, кто будет маяться

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
    Erica Nikalsцитуєторік
    Если меня выжать,
    То ничего не останется на полу,
    Даже мокрого места.

    Если меня разорвать,
    То ничего не останется в руках,
    Даже мятой одежды.
    Потому что я – пустота в форме человека
    в форме горы,
    По крайней мере, так рассказывает зеркало
    Дина Якушевичцитує3 місяці тому
    Она боялась не того, что она впервые почувствует, а того, что она впервые увидит. Лишение девственности представлялось ей именно таким визуальным процессом. Она часто думала, разглядывая себя в зеркале, что недаром природа сделала глаз столь похожим на лоно. Та же прорезь, те же волосы окоёмкой. Зрелище первого в Вериной жизни мужчины должно было вытолкать невинность из её зрачков.
    Стас Киреевцитує9 місяців тому
    А ещё решил, после смерти женщины попадают в отдельный от мужчин рай, чтобы навсегда отдохнуть от домашних дел.
    Инесса Аленичевацитує10 місяців тому
    эпидемией общегородского несчастья
    Lelya Nisevichцитуєторік
    после смерти женщины попадают в отдельный от мужчин рай, чтобы навсегда отдохнуть от домашних дел.
    Ankцитує19 днів тому
    Нина вгляделась в четыре кольца и увидела, что это мишень.

    Кольца Москвы — это мишень.

    Ankцитує19 днів тому
    Две женщины – маленькая и старше – пропахали по тёрке жизни.
    Ankцитує19 днів тому
    До овражинского рукоприкладства семья существовала в традиционной дрёме, после – в традиционном аду.
    Ankцитує19 днів тому
    Через запятую родились погодки-сыновья.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Женщины не могут быть как мужчины, потому что не могут бить как мужчины.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Она распознавала его шаги на улице из окна третьего этажа. Тело принималось болеть заранее, желудок сжимался в мятый пакет.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Асфальтовые опухоли и морщины, заснувшая навсегда мебельная фабрика, бетонные крепости многоэтажек с мутными, почти слюдяными окнами, серые коробки школы и больницы, ржавые детские площадки, супермаркет-на-месте-книжного, пожелтевшие зубы дэкашных колонн, слепой неудачник Ленин, а главное – серо-прозрачные лица людей, не несчастливые, а никогда не знавшие, как подвинуть мышцами кожу для того, чтобы выразить собой счастье.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Где-то играют на пианино, где-то устраивают вечеринки, кто-то занимается сексом, кто-то бьёт жён и детей (для тусовщиков соседи вызывают наряд, для поднимающих руку – никогда).
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Кошка как воздух лезла во все пространства квартиры и всегда пыталась вырваться в свободу, в океан жутких порядков и страшных вещей. Там не кормили, там драли когтями глаза и живот, там насиловали, давили колёсами, вешали на турникетах и ветках несильными детскими руками.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Некого зацыкивать, некого сторожить, некого пилить, некого заставлять, наставлять. Не с кем счастьеборствовать. Злостью делиться не с кем. Ад ненужности, неуслышанности, неувиданности, безвластия. Безоглядное одиночество.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Дочь Ольга – коротко стриженная, круглая, как её имя, пятидесятидвухлетняя, нервная, давно реагирующая на окружающее только болью. Воющая сиреной с нестерпёжу, обдающая всех безысходной злобой, обвиняющая всех окружающих в том, что с ней стряслось. Таких как Ольга – каждая третья в поколении.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Вина Андрея была точно такая, как и Юрина, – прямой, бесстрашный, открытый всему миру взгляд. Опасное уродство. В отличие от Веры, Андрей не искал красоты в жизни. Он фотографировал её такой, какая она есть. Перебитые, замороженные в монгольских степях пальцы не могли больше толком держать фотоаппарат, а глаза смертельно устали от вида перекошенной реальности.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Всё чаще вместо снов по ночам к Вере в кровать забиралось тревожное, ледяное предчувствие. Оно оправдалось – в июне началась война.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Её рабочий зрачок, за много лет отвыкший от подобного рода действий, принялся вдруг отгибать этому новому мужчине края заштопанного плаща, щекотать торчащие из-под рукавов тонкие изрезанные ладони, кататься по широкой дуге когда-то расправленных плеч, лезть в сухое смугловатое лицо и даже кидаться в усталые потухшие глаза. Одетый в обноски, Андрей умудрялся выглядеть опрятно и даже элегантно. За долгие годы он стал первым мужчиной и просто человеком, которого Вере захотелось рассматривать.
    Дарья Кошкинацитуєминулого місяця
    Только спустя много лет, когда Вера перешла от наблюдения к рефлексии, она поняла, что его уничтожили именно за то, за что она его полюбила: за смелый, открытый и уверенный взгляд.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз