Юрий Олеша

Ни дня без строчки

    Макс Черепицацитує6 років тому
    Одна из особенностей молодости – это, конечно, убежденность в том, что ты бессмертен, и не в каком-нибудь нереальном, отвлеченном смысле, а буквально: никогда не умрешь!
    Безусловно, я никогда не умру, думал я в молодости. Пока я стану взрослым, пока пройдут годы, что-нибудь изобретут, что не даст людям умирать. Это «пока пройдут годы» представлялось какой-то золотистой городской далью, каким-то городом будущего с обложки фантастического романа, и там, в этой дали, люди уже давно бессмертны! Интересно, что бессмертие представлялось как результат какого-то открытия, изобретения. Какие-то большие машины, молнии тока шириной в дерево…
    Странно, никто из писателей не отмечает этой уверенности молодых в бессмертии.
    PolinaTchцитує4 роки тому
    Главное свойство моей души – нетерпение. Я вспоминаю, что всю мою жизнь я испытывал мешавшую мне жить заботу именно о том, что вот что-то надо сделать и тогда я буду жить спокойно
    Катя Черниковацитує3 роки тому
    Что же это – солнце? Ничего не было в моей человеческой жизни, что обходилось бы без участия солнца как фактического, так и скрытого, как реального, так и метафорического. Что бы я ни сделал, куда бы я ни шел, во сне ли, бодрствуя, в темноте, юным, старым, – я всегда был на кончике луча.
    Dina Batyцитує5 років тому
    Книги читаются сейчас в перерывах – в метро, даже на его эскалаторах – для чего ж тогда книге быть большой? Я не могу себе представить долгого читателя – на весь вечер. Во-первых, миллионы телевизоров, во-вторых, надо прочесть газеты. И так далее.
    Елена Аквилонцитує5 років тому
    Хочется писать легкое, а не трудное. Трудное – это когда пишешь, думая о том, что кто-то прочтет. Ветка синтаксиса, вернее – розга синтаксиса, все время грозит тебе. А писать легко – это писать так, когда пишешь, что приходит в голову, как по существу, так и грамматически.
    Kireall Sharypinцитує5 років тому
    В конце концов неважно, чего я достиг в жизни, важно, что я каждую минуту жил.
    Алексей Тимофеевцитуєторік
    Я сейчас выскажу мысль, которая покажется по крайней мере глупой, но я прошу меня понять.
    Современные прозаические вещи могут иметь соответствующую современной психике ценность только тогда, когда они написаны в один присест. Размышление или воспоминание в двадцать или тридцать строк, максимально, скажем, в сто строк – это и есть современный роман.
    Эпопея не представляется мне не только нужной, но вообще возможной.
    Книги читаются сейчас в перерывах – в метро, даже на его эскалаторах – для чего ж тогда книге быть большой? Я не могу себе представить долгого читателя – на весь вечер. Во-первых, миллионы телевизоров, во-вторых, надо прочесть газеты. И так далее.
    Лизацитує2 роки тому
    Ходишь по городу… Сентябрь, но чисто, спокойно, жарко. И, как ни ходишь, не принимает тебя мир. Я всю жизнь куда-то шел. Ничего, думал, приду. Куда? В Париж? В Венецию? В Краков? Нет, в закат. Вот и теперь иду, уже понимая, что в закат прийти нельзя. Очевидно, это была мечта о бессмертии.
    Может быть, если б не было эффекта заката, вся история была бы иной. Кто-то правильно сказал мне, что человечество изобрело бы что-нибудь другое – лишь бы мучиться
    Anna Pesterevaцитує4 роки тому
    сквозь мед солнечного света.
    nillovnaцитує4 роки тому
    Если представить себе поток мыслей Гегеля или Фрейда, то мое мышление, как разговор в метро по поводу того, «как мне доехать туда-то или туда-то», не выше.
    Katya Shafranцитує5 років тому
    Я как-то предложил Маяковскому купить у меня рифму.
    – Пожалуйста, – сказал он с серьезной деловитостью. – Какую?
    – Медикамент и медяками.
    – Рубль.
    – Почему же так мало? – удивился я.
    – Потому что говорится «медикамент», с ударением на последнем слоге.
    – Тогда зачем вы вообще покупаете?
    – На всякий случай.
    Лизацитує2 роки тому
    – Мальчик! – кричат неизвестно кому, и я тоже оглядываюсь. Оглянусь ли теперь, когда закричат: «Старик!»
    Пожалуй, не оглянусь. Не хочется? Нет, я думаю, в основном тут удивление, что это наступило так быстро… Неужели наступило?
    – Старик! Эй, старик!
    Нет, это не я, не может быть.
    – Старик!
    Нет, не оглянусь. Не может быть, чтобы это произошло так быстро.
    – Старик! Вот дурак – не оглядывается! Ведь это же я, смерть
    Лизацитує2 роки тому
    Нет для меня счастливей минут, чем те, которые переживаю я, когда в воскресенье утром вхожу в кондитерскую покупать торт.
    Я избрал маленькую кондитерскую для этого, каждую неделю повторяющегося обряда.
    Yokosquawцитує2 роки тому
    Книги читаются сейчас в перерывах – в метро, даже на его эскалаторах – для чего ж тогда книге быть большой? Я не могу себе представить долгого читателя – на весь вечер.
    Yokosquawцитує2 роки тому
    самым трудным, что было в жизни, была сама жизнь – подождите, вот умру, и тогда уж буду жить.
    Katya Kovalyovaцитує2 роки тому
    Пусть я пишу отрывки, не заканчивая, но я все же пишу! Все же это какая-то литература – возможно, и единственная в своем смысле: может быть, такой психологический тип, как я, и в такое историческое время, как сейчас, иначе и не может писать – и если пишет, и до известной степени умеет писать, то пусть пишет хоть бы и так.
    Katya Porutchikцитує3 роки тому
    На старости лет я открыл лавку метафор.
    Katya Porutchikцитує3 роки тому
    Мускулистый ветер. Ветер, как гимнаст, работает в листве.
    Katya Porutchikцитує3 роки тому
    на стену, где у других висят фотографии, этот человек плеснул морем!
    Katya Porutchikцитує3 роки тому
    Где-то я писал о морозе, неподвижном, как стены
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз