ru
Книжки
Юлия Идлис

Рунет. Сотворенные кумиры

Эта книга о Рунете и его героях. О тех, кто начинал писать в блоги 10 лет назад, и о тех, кто сегодня возглавляет топы. О тех, кого уже мало кто помнит, и о тех, кого читают сотни тысяч подписчиков. Восемь популярнейших блогеров, восемь героев (или антигероев) российского Интернета рассказывают о том, как они начинали и к чему пришли сейчас. Делятся своим взглядом на будущее Интернета и предостерегают новичков от ошибок, уже совершенных ими. Вот эта восьмёрка: Антон Носик (ник dolboeb), Артемий Лебедев (tema), Рустем Адагамов (drugoi), Вера Полозкова (vero4ka), Сталик Ханкишиев (stalic), Линор Горалик (snorapp), Марта Кетро (marta_ketro, она же Инна П.) и Максим Кононенко (mrparker).
621 паперова сторінка

Враження

    Лика Изерлиділиться враженням5 років тому
    👍Раджу
    💡Пізнавальна

    Очень интересная, хотя по понятным причинам, устаревшая книжка. Но некоторые вещи, да что там некоторые, многие, актуальны до сих пор. Автор рассказывает историю, и она заканчивается в 2010 году, когда книга вышла, но у нас есть возможность проследить ее дальше, как те линии, которые были нарисованы и обозначены автором реализовались и получили свое развитие в дальнейшем

Цитати

    La Sorciereцитує6 років тому
    поэтому в блогосфере невозможно договориться: в ней не существует общего знания, на котором может быть основано некое общее мнение. Зато в ней есть бесконечное количество частных мнений, сформированных на основе самых разных наборов фактов, и бесконечное количество фактов, из которых можно выстроить любую систему аргументации.
    b8128055740цитує2 роки тому
    В отсутствие функции «проверка орфографии» безумно трогает сочетание изысканного стиля и многозначительного содержания с ошибками в глагольных окончаниях.
    b8128055740цитує2 роки тому
    Все буквы получаются разные, с «лицами», со вкусом (как оказалось). Можно случайно поставить кляксу, смазать букву, написать ее пятью разными способами, украсить завитушкой и зачеркнуть, не вставляя strike. И ручка как продолжение тела, каждое слово нужно делать руками, совершая тонкие движения, а не один и тот же удар по кнопкам, — разница, как между лепкой и рисованием. Восстановилась связь «писать-ручка-руки»: «наши пальчики устали», и слова наполняются теплом тела и этой усталостью. Примятая кожа на среднем пальце, чернильные пятна на щеке — все гораздо физиологичнее, чем судороги в кистях от вечно холодной клавиатуры.

    Писать я, слава богу, не разучилась, но почти разучилась читать то, что написала. А разбирать чужой почерк и вовсе тоскливо. Раньше почерк был характеристикой, одной из первых. Рассматривала, какие-то выводы пыталась сделать, отыскать информацию не в том — что, а — как. «Почерк у него мелковат, да и голос какой-то высокий… Ну, точно, и с этой стороны тоже небольшой». Теперь ушло. Я знаю, как человек трахается, но не знаю, как пишет. Однажды был шок: после долгого знакомства увидела записи — это твой почерк?! ты, оказывается, такой… такой… Словами не объяснишь, но это был почерк не совсем того человека, которого я знала

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз