Константин Коровин

Моя жизнь

В ноябре 2011 года исполняется 150 лет со дня рождения Константина Алексеевича Коровина. Блестящий мастер пейзажной живописи, замечательный портретист и театральный декоратор, основатель русского импрессионизма, он оставил большое художественное и литературное наследие, которое трудно переоценить. Его жизнь и творчество проходили в эпоху, богатую историческими событиями, судьба свела его с выдающимися людьми своего времени — художниками, актерами, театральными деятелями, меценатами, многие из которых стали его близкими друзьями. Среди них М.А. Врубель, В.А. Серов, И.И. Левитан, В.Д. Поленов, А.К. Саврасов, Ф.И. Шаляпин, С.И. Мамонтов и др.
Находясь в эмиграции, тоскуя по родине, Коровин завершил свои мемуары, начатые в первые годы революции, писал рассказы, где с пронзительной правдой и простотой запечатлел милую его сердцу Россию и тех, кого любил и помнил. Его рассказы, как правило, автобиографичны, они удивительно «живописны» и позволяют говорить о несомненном литературном таланте автора. Когда-то В.Я. Светлов очень точно назвал К.А. Коровина поэтом и художником слова.
260 паперових сторінок

Враження

    Оливияділиться враженням4 роки тому
    👍Раджу
    🔮Мудра
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна
    🚀Неможливо відірватися

    Первая часть ценна воспоминаниями о сообществе художников, которые окружали Коровина, а вторая - так чистый Пришвин. И тоже не оторваться. И читается как сказка. В общем, обязательно к прочтению.

    Annaділиться враженням5 років тому

    Также красиво, как и картины.

    Faina Kamilovaділиться враженням6 років тому
    🔮Мудра
    🚀Неможливо відірватися

Цитати

    Яна М.цитуєторік
    Владимир Аркадьевич не один раз вел разговор с Саввой Ивановичем Мамонтовым. Он хотел его назначить управляющим Московских Императорских театров, но Савва Иванович не соглашался и не шел в театр.
    — Почему? — спрашивал я Савву Ивановича.
    — Нет, Костенька, — говорил мне Савва Иванович, — поздно, старый я. И опять сидеть в тюрьме не хочется...
    Яна М.цитуєторік
    Часто приезжала и мать. В шляпе и кринолине, нарядная. Привозила мне виноград, апельсины. Но запрещала мне давать есть много и сама привозила только суп-желе, зернистую икру. Доктор не велел меня кормить, так как у меня был сильный жар.
    Но когда мать уезжала, то моя няня Таня говорила:
    — Так касатика (это я — касатик) уморят.
    И мне давали есть жареного поросенка, гуся, огурцы, и еще из аптеки приносили длинную конфету, называлась «девья кожа», от кашля. И все это я ел. И «девью кожу» от кашля без счета. Только Таня мне не велела говорить матери, что меня поросенком кормят, и про «девью кожу» ни гугу чтоб. И я ни за что не говорил. Я верил Тане и боялся, как говорила ее сестра Маша, что, не евши, меня уморят совсем. Это мне не нравилось.
    siniyvecherцитує4 роки тому
    Лилось и вино, играли чувства!

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз