Игорь Малышев

Номах

    Tata Osipovaцитує2 роки тому
    — А я… Мне двадцать семь. Я старая ветка. Мой удел отвалиться от ствола и сгнить в траве.
    Bookriotцитує4 роки тому
    одной из тачанок отыскался обрезок трубы полтора метра длинной, возимый неизвестно для чего и неизвестно с каких пор. Русский человек часто бывает бестолково и нерасчетливо запаслив.
    Andrew Cheцитує4 роки тому
    У колодца дед старый с бородой седой, то ли на Кропоткина, то ли на Илью-пророка похожий.
    ldцитує4 роки тому
    Свежий арбузный дух раздавленной травы мешался с запахом крови и смерти, и от этой смеси по затылку прокатывалась волна мурашек.
    Natasha Bazhenovaцитує4 роки тому
    Народ! Земля! Воля! — нечеловеческим усилием исторгает Номах из горячей, как кузнечный горн, глотки, но слова падают безжизненные, как карканье ворона.
    — Смерть… — шепчет он последним усилием, и поля неожиданно отзываются сухим шепотом, от которого кожа дыбится мурашками.
    — Смерть!..
    Oleg Fursaцитує4 роки тому
    Почему сам? Ты ж не палач!
    — Я, дорогой ты мой товарищ, тут и палач, и командир, и комиссар, и невинная жертва
    Kirill Bukharinцитує4 роки тому
    Русский человек часто бывает бестолково и нерасчетливо запаслив.
    Irtish Leaveцитуєторік
    А чеховские персонажи всё видят, всё понимают, но ещё миллионы лет будут ломать себе пальцы от сострадания и ничего не предпримут. Их слёзы не значат ничего, их причитания не вспугнут даже воробьёв. Миром правят убийцы.
    Irtish Leaveцитуєторік
    — Не любите Чехова?

    Сенин задумался.

    — Я не доверяю его героям. Они не нужны и мне не интересны.

    — Не герои?

    — И не герои тоже, — согласился Сенин. — Так, мякоть какая-то. Корм скоту. Пока они думают, выбирают, склоняются то туда, то сюда, уверенные в себе хищники берут этот мир, как быка за кольцо и ставят в стойло. А чеховские персонажи всё видят, всё понимают, но ещё миллионы лет будут ломать себе
    Gleb Fedorovцитуєторік
    Свежий арбузный дух раздавленной травы
    Gleb Fedorovцитуєторік
    дымила, как подожжённое поле
    Tata Osipovaцитує2 роки тому
    — Не сволочи, — повернулся к нему всем корпусом Номах. — И не твари. А трудовое крестьянство.
    Tata Osipovaцитує2 роки тому
    Мать родную так не любил, как анархию. Она мне будто ворота открыла. Сказала, весь мир твой, Федос, бери его. Ты сильный, смелый, возьми сам что тебе нужно.
    Tata Osipovaцитує2 роки тому
    Чисто ребёнок. Те, бывало, жуков просто так давят, сами не знают зачем, а ты людей.
    Tata Osipovaцитує2 роки тому
    — …Бой — это музыка, — доказывал он Аршинову, разгорячённый самогоном и буйством соловьёв за открытыми окнами. — Неужели не слышишь, сухой ты человек?
    — Скажешь тоже… Бой — это работа, Нестор.
    — Нет, — доказывал Номах. — Врёшь! Музыка! Песня! Пляска! Вот что такое бой.
    Карпов Денисцитує2 роки тому
    тем, кто создал для них из свинца и крови счастливую жизнь. Кто взял на себя все злодеяния, что были совершены в эпоху свинца и крови.
    Карпов Денисцитує2 роки тому
    при таком ветре, если постараться, можно и самому взлететь, наверное.
    Карпов Денисцитує2 роки тому
    Память зарастёт, – заверил его Номах. – С глаз долой, из сердца вон.
    Карпов Денисцитує2 роки тому
    окладистой, как у Льва Толстого, бородой, так что брызги летели во все стороны.
    Карпов Денисцитує2 роки тому
    что я крестьян люблю, так это за то, что прибедняться вы мастера.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз