ru
Книжки
Степан Ванеян

Гомбрих, или Наука и иллюзия. Очерки текстуальной прагматики

    Татьяна Макогонцитує3 роки тому
    стиль — это красноречие, то есть то самое, что производит впечатление.
    Татьяна Макогонцитує3 роки тому
    история искусства ограничена не только в своих возможностях, но и просто в желаниях. Не в ее власти и не в ее правилах и обычаях объяснять историю, она только описывает стилистические перемены и занимается классификацией на основе представлений о так называемых исторических стилях.
    Татьяна Макогонцитує3 роки тому
    Кажется решающим следующее основание, на которое историк должен обратить внимание: все организмы до некоторой степени, а человеческие существа до удивительной степени, экипированы для исследования и учения путем проб и ошибок, путем переключения с одной гипотезы на другую, пока не найдется одна, которая обеспечит наше выживание.
    Татьяна Макогонцитує3 роки тому
    Кстати говоря, современное Гомбриху искусство (очевидцем которого он фактически был в родной Вене) именуется в книге «революционным примитивизмом». Интересно также заметить, что переход от классицизма через романтизм к экспрессионизму в истории вкуса Гомбрих описывает как превращение интереса к «теме» в интерес к «экспрессии». «Тема» же мыслилась в совершенно гётевском духе, то есть «драматически», как восприятие и переживание того, что «происходит» в изображении, понятом, таким образом, как все то же представление, разыгрываемое одновременно и на сцене перцепции, и за кулисами апперцепции, и в зрительном зале научного конвенционализма, о чем — далее.
    Татьяна Макогонцитує3 роки тому
    интерпретация образов таит в себе немало проблем
    Polina Vinogradovaцитує3 роки тому
    без гештальт-психологии, без психоанализа, без семиотического литературоведения, без аналитической философии невозможно было уже тогда представить себе современную (или пытающуюся быть таковой) искусствоведческую науку.
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    дожественной экспрессии, о чем напоминал в свое время Ф. Заксль[53]. Да и риглевское противопоставление оптически-визуального и гаптически-тактильного имеет далеко идущие и глубоко коренящиеся когнитивные перспективы, как это позднее будет комментировать сам Гомбрих.
    Речь идет о той распространенной в психологии XIX в. идее, что предполагает невозможность воспринимать пространственные отношения на уровне сетчатки (сетчатка — плоскостное образование, сродни поверхности тела, и визуально определенные переживания, например, глубины вызваны влиянием другого, так сказать, сенсорного канала — а именно осязания, задающего условия и определяющего содержание опыта переживания движения). Поэтому получается, что зрительный опыт в любом случае и — главное — не случайно верифицируется осязанием: существующим можно признать лишь то, что можно потрогать. Отсюда и вся перспектива противопоставления образа и слова, опять же с когнитивной точки зрения: только о том, что определяется языком, о чем можно выстроить непротиворечивое и конвенциональное высказывание, можно говорить в терминах истинности
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    Жест как одно из фундаментальных и прямых средств коммуникации — вот тематическое поле, повлиявшее на отношение Гомбриха к речевому сообщению, на его понимание знания и значения как конвенционального производного от «остенсивного» акта — основы всякой верификации, то есть возможности прямого указания на подразумеваемый предмет или на опыт знакомства с ним.
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    гештальт-психология и кречмеровская типология-психосоматика[38].
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    Юлиус фон Шлоссер[34], благодаря которому была защищена докторская диссертация, посвященная по тем временам довольной острой теме — архитектурному маньеризму[35].
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    глубинное сомнение в беззаботном эстетизме и формализме
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    При этом диссертация — опыт полемики с предыдущей историографией маньеризма, а именно с преобладавшим тогда пониманием данного стилистического явления как кризиса ренессансного духа.
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    роль художника-артиста, творчество которого — в первую очередь свободная игра на радость заказчику
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    исчерпывающий формальный анализ и попытка психологической трактовки экспрессивного со
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    переход от классицизма через романтизм к экспрессионизму в истории вкуса Гомбрих описывает как превращение интереса к «теме» в интерес к «экспрессии»
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    изменений взглядов на искусство от Винкельмана до наших дней
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    любви к Гёте, привлекавшему юношу «множественностью» своих интересов, в том числе и естественно-научных[17].
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    не абсолютно экзистенциальное переживание, предвосхищающее грядущую судьбу изгоя и героя в одном лице?
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    Итак, что же мы в состоянии выяснить и уяснить с точки зрения трех обозначенных выше позиций? Что пережил Гомбрих (его жизнь, а значит — информативность), что он знал (его впечатления и влияния — это как раз перформативная составляющая) и что он сотворил (а это — само современное искусствознание, современная история культуры, современная семиотика искусства и современная философия творчества и даже больше — преддверие и подготовка совре
    Елизавета Кареньянцитує3 роки тому
    современное искусствознание, современная история культуры, современная семиотика искусства и современная философия творчества и даже больше — преддверие и подготовка совре
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз