Крис Пристли

Страшные сказки дядюшки Монтегю

    EvEeNDцитує11 днів тому
    Так или иначе, на страх время оказывает то же волшебное воздействие, что и на боль: оно притупляет его и внушает жертве, что пережитое ею, скорее всего, не было таким ужасным, каким когда-то казалось.
    EvEeNDцитує11 днів тому
    Игроки, Эдгар, так же суеверны, как моряки.
    Настя Шмидтцитує17 днів тому
    остановиться, чтобы хорошенько всмотреться во тьму и убедиться, что силуэты — всего лишь плод моего живого воображения.
    Но убедился я совсем в другом. Когда глаза привыкли к темноте, я отчетливо увидел, что я в лесу не один.
    — Эй! — крикнул я, придав своему голосу уверенности, которой я отнюдь не ощущал. — Кто здесь?
    Я уже видел, что вырисовывавшиеся во тьме силуэты принадлежали детям. Это была компания деревенских мальчишек, причем довольно большая. Как обычно, они ничего не говорили, а только стояли под деревьями… Молча… Зловеще.
    Я приготовился к тому, что меня сейчас побьют. Спасаться бегством было бессмысленно: они все равно не дали бы мне добежать до дома. Но я же, в конце концов, англичанин, и к тому же большую часть своей жизни провел в одной из лучших в стране частных школ. Так что побои меня не пугали.
    Лиза Ивановацитує22 дні тому
    От этого ей было чуточку стыдно, так как она всегда считала, что у него не меньше прав на приватность, чем у любого взрослого
    Olga Nikitinaцитує24 дні тому
    — Но зачем поклоняться деревьям? — удивился я.
    — Затем, что они более достойны поклонения, нежели многое иное на этом свете, — ответил он.
    Olga Nikitinaцитує24 дні тому
    Ты же знаешь, как долго живут некоторые деревья. Представь, сколько всего они повидали на своем веку.
    Кирилл Заушинценцитує24 дні тому
    Но страх – он как огонь. Время лишь создает иллюзию расстояния; вернешься к огню – и он тебя обожжет
    b1805474934цитує24 дні тому
    На какое-то время мы оба молча уставились на огонь, загипнотизированные его танцем.
    b1805474934цитує24 дні тому
    Я с преданностью мотылька устремился за дрожащим огоньком свечи.
    Anastasia Bogomolovaцитує25 днів тому
    я же, в конце концов, англичанин, и к тому же большую часть своей жизни провел в одной из лучших в стране частных школ. Так что побои меня не пугали.
    Anastasia Bogomolovaцитуєминулого місяця
    И только тут Саймон осознал страшную правду, которую так долго отказывался принять его разум. Он не был привязан к яблоне — он сам был яблоней.
    b4189412295цитуєминулого місяця
    — Но зачем поклоняться деревьям? — удивился я.

    — Затем, что они более достойны поклонения, нежели многое иное на этом свете, —
    Svetlana Andreevaцитуєминулого місяця
    В тот момент я походил на человека, который, дождавшись, пока его кабинка достигнет верхней точки колеса обозрения, начинает сомневаться, стоило ли вообще в нее садиться.
    Михаил Лопатюкцитуєминулого місяця
    Вместо того чтобы посочувствовать сыну, мистер Уэйбридж объяснил ему, что травля — неотъемлемая часть школьной жизни, что Фрэнсис никогда не станет мужчиной, если не сумеет за себя постоять, и что никто, кроме него самого, Фрэнсису не поможет, потому что такова жизнь.
    Михаил Лопатюкцитуєминулого місяця
    Наследство, полученное ее мамой, пошло на то, чтобы создать ей наилучшие условия в самой лучшей психиатрической лечебнице. Так исполнилось последнее из загаданных ею желаний: до конца жизни у нее была своя собственная комната.
    Anastasia Bogomolovaцитуєминулого місяця
    Кое-где на церковных кладбищах встречаются тисы, которым уже больше тысячи лет, они гораздо старше старинных церквей, возле которых растут. Корни у них в одном тысячелетии, а ветви уже в другом.
    b8668072277цитуєминулого місяця
    посмотрел в сторону родительского дома и подивился, как так получается, что его совсем не видно за деревьями, и почему в исключительной тишине этого места сразу кажется, будто на многие мили вокруг нет ни единой живой души.
    От ворот до дядюшкиной двери тропинка шла по лужайке мимо странного сборища фигурных кустов. Не приходилось сомневаться, что некогда эти массивные тисы были пострижены в виде привычных всем конусов и птиц, но уже несколько лет росли на свободе, предоставленные самим себе. Теперь эти одичавшие кусты зловеще обступали дом, приглашая воображение углядеть в своих бесформенных очертаниях подобие клыков, тень кожистого крыла, намек на коготь или глаз.
    Разумеется, я понимал, что это всего лишь кусты, однако, к своему стыду, всегда старался как можно быстрее их миновать и, уже стоя у порога, никогда не оглядывался назад. Дядюшку о своем появлении я извещал, ударяя по двери тяжелым медным кольцом, которое свисало из пасти причудливого существа, чья позеленевшая медная физиономия, казалось, застыла в процессе превращения изо льва в человека.
    После привычного мучительно долгого ожидания, когда я уже был готов еще раз ударить кольцом, дверь распахнулась, а за ней, как всегда, со свечою в руках стоял дядюшка Монтегю. Он улыбался и приветливо кивал головой.
    — Не стой на стуже, Эдгар, — сказал он. — Входи, юноша. Входи же.
    Я вошел, но, по правде говоря, разницы в температуре между
    b8668072277цитуєминулого місяця
    между улицей и дядюшкиной прихожей почти не заметил. Даже если она и была, то, я бы сказал, в пользу улицы, потому что никогда ни в одном помещении мне не бывало так холодно, как в доме у дядюшки Монтегю. Готов поклясться, однажды я даже видел на перилах лестницы иней.
    Дядюшка повернулся и пошел по выложенному камнем коридору. Я с преданностью мотылька устремился за дрожащим огоньком свечи. Это было одно из чудачеств моего дядюшки: явно не нуждаясь в деньгах, он принципиально не заводил у себя ни электрического, ни, на худой конец, газового освещения и освещал свое жилище — причем весьма скупо — исключительно восковыми свечами. От этого по пути к дядюшкиному кабинету мне приходилось порядком понервничать: я понимал, конечно, что бояться здесь нечего, и тем не менее изо всех сил старался не потерять из виду его спину и огонек свечи и ненароком не остаться одному в тревожной темноте.
    Не добавляли мне уверенности в себе и гротескные тени, которые отбрасывало на стены пламя дядюшкиной свечи, пляшущее на вечно гулявших в его доме сквозняках. Тени скакали и кривлялись, отчего возникало не самое приятное ощущение, будто они, зажив своей собственной жизнью, норовят улизнуть со стены и спрятаться под мебелью или затаиться в темных углах под потолком.
    Преодолев гораздо большее расстояние, чем можно было ожидать от дядюшкиного дома, если судить о его размерах снаружи, мы оказались в кабинете — просторной комнате
    DianaKrey Zommerцитуєминулого місяця
    с течением времени что-то со мной произошло. Я не могу точно объяснить, что именно, но это было похоже на смерть. Или даже хуже, чем на смерть, — на смерть души
    DianaKrey Zommerцитуєминулого місяця
    отвратительный, никчемный наглец,
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз