ru
Безкоштовно
Иван Гончаров

Мильон терзаний (критический этюд)

    Лиза Соболевацитує4 роки тому
    Старая правда никогда не смутится перед новой – она возьмет это новое, правдивое и разумное бремя на свои плечи. Только больное, ненужное боится ступить очередной шаг вперед.
    b1757543653цитує6 років тому
    уродливый рисунок раболепства, что Чацкий не вытерпел и в свою очередь сделал параллель века «минувшего» с веком «нынешним».
    Но все еще раздражение его сдержанно: он как будто совестится за себя, что вздумал отрезвлять Фамусова от его понятий; он спешит вставить, что «не о дядюшке
    art6509цитує7 років тому
    Чацкий отличается, между прочим, искренностью и простотой, и не умеет, и не хочет рисоваться.
    Кукуляцитує7 місяців тому
    ежду тем Чацкому досталось выпить до дна горькую чашу – не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой только «мильон терзаний».
    b0921806166цитує8 місяців тому
    Софья Павловна вовсе не так виновна, как кажется
    al.sallivanцитує10 місяців тому
    Но ее спас сам Молчалин, то есть его ничтожество.
    MiaAlexSasha15380цитує3 роки тому
    Только личное его горе произошло не от одного ума, а более от других причин, где ум его играл страдательную роль, и это подало Пушкину повод отказать ему в уме.
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    Его возмущают безобразные проявления крепостного права, безумная роскошь и отвратительные нравы «разливанья в пирах и мотовстве» – явления умственной и нравственной слепоты
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    Не ее вина, что из этого выходил будущий «муж-мальчик, муж-слуга – идеал московских мужей!» На другие идеалы негде было наткнуться в доме Фамусова.
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    Женщины учились только воображать и чувствовать и не учились мыслить и знать.
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    Его суда ни обойти забвением, ни подкупить ложью, ни успокоить – нельзя.
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    И уезжает из Москвы искать «уголка оскорбленному чувству», произнося всему беспощадный суд и приговор!
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    Горичевы? Этот муж, недавно еще бодрый и живой человек, теперь опустившийся, облекшийся, как в халат, в московскую жизнь, барин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», по меткому определению Чацкого, – под башмаком приторной, жеманной, светской супруги, московской дамы?
    Глория Егоровацитує4 роки тому
    пока сплетни, безделье, пустота будут господствовать не как пороки, а как стихии общественной жизни, – до тех пор, конечно, будут мелькать и в современном обществе черты Фамусовых, Молчалиных и других, нужды нет, что с самой Москвы стерся тот «особый отпечаток», которым гордился Фамусов.
    Лиза Соболевацитує4 роки тому
    Он вечный обличитель лжи, запрятавшейся в пословицу: «Один в поле не воин». Нет, воин, если он Чацкий, и притом победитель, но передовой воин, застрельщик и – всегда жертва.
    Лиза Соболевацитує4 роки тому
    За него отвечает Грибоедов, который неспроста кончил пьесу этой катастрофой. В ней, не только для Софьи, но и для Фамусова и всех его гостей, «ум» Чацкого сверкавший, как луч света, в целой пьесе, разразился в конце в тот гром, при котором крестятся, по пословице, мужики.
    Лиза Соболевацитує4 роки тому
    Это не притворство, а уступка, которой он хочет выпросить то, чего нельзя выпросить, – любви, когда ее нет.
    Анжелика Чигирёвацитує4 роки тому
    После катастрофы, с минуты появления Чацкого оставаться слепой уже невозможно. Его суда ни обойти забвением, ни подкупить ложью, ни успокоить – нельзя.
    Оля Хайлоцитує5 років тому
    Кроме крупных и видных личностей, при резких переходах из одного века в другой, – Чацкие живут и не переводятся в обществе, повторяясь на каждом шагу, в каждом доме, где под одной кровлей уживается старое с молодым, где два века сходятся лицом к лицу в тесноте семейств, – все длится борьба свежего с отжившим, больного с здоровым, и все бьются в поединках, как Горации и Куриации, – миниатюрные Фамусовы и Чацкие.
    Алиса Разинацитує6 років тому
    Это – смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения, путаница понятий, умственная и нравственная слепота – все это не имеет в ней характера личных пороков, а является, как общие черты ее круга. В собственной, личной ее физиономии прячется в тени что-то свое, горячее, нежное, даже мечтательное. Остальное принадлежит воспитанию.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз