ru
Андрей Аствацатуров

И не только Сэлинджер. Десять опытов прочтения английской и американской литературы

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Автор книг прозы “Люди в голом”, “Скунскамера”, “Осень в карманах” в этом сборнике предстает в иной ипостаси — как филолог, блестящий эссеист. Десять “опытов прочтения” английской и американской литературы погружают в мир Сэлинджера, Апдайка, Генри Миллера, Фолкнера, Голдинга… Андрей Аствацатуров открывает малоизвестные подробности биографии авторов, предлагает фрагменты текстов в оригинале, тут же дает перевод, мастерски анализирует детали, показывая, что именно делает из писателя — мирового классика.
Ця книжка зараз недоступна
198 паперових сторінок

Враження

    Lelya Nisevichділиться враженням5 років тому

    Один из лучших лекторов по зарубежной литературе. Интересно и тем, кто уже прочитал те произведения, о которых речь в книге, и тем - кто вдохновится и захочет их прочесть. Плюс - цитаты на языке оригинала (очень часто смысл книги портится и даже теряется из-за перевода).

    Вероника Экносянділиться враженням3 місяці тому
    👍Раджу
    🚀Неможливо відірватися

    Браво

    Полина Федороваділиться враженням5 років тому
    💡Пізнавальна

    Очень филологическая,но при этом понятная книга

Цитати

    anastasiaцитує4 роки тому
    Оказалось, что украсть тут можно многое. У Джеймса и Голдинга – способ скрещивания жанров, у Апдайка – метод порождения ярких метафор, у Шервуда Андерсона – умение превращать слово в предмет, а у Конрада и Бирса – способ превратить его в молчание. Из текстов Сэлинджера и Фолкнера можно позаимствовать стратегию общения с читателем, а из поэмы Томаса Элиота – стратегию обращения с чужими текстами.
    anastasiaцитує4 роки тому
    Завязки, кульминации, развязки – думал я, – добродетели чисто европейские. Американский писатель если и любит что-нибудь из этого привычного набора, то, наверное, развязки, да и то разве что железнодорожные и автомобильные. Другие ему не интересны и не нужны. Его инстинкт – вопиющая антихудожественность, конвульсивность, фрагментарность.
    anastasiaцитує4 роки тому
    В Интернете я отыскал статистику: оказалось, что в одном только Петербурге более семи тысяч человек называют себя поэтами. Да у нас, наверное, водопроводчиков и того меньше.

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз