ru
Институт «Стрелка»

How Culture Works. Цена современного искусства

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Участники: Маргарита Пушкина, Дмитрий Ханкин, Николай Палажченко, Анатолий Осмоловский. Модератор: Мария Кравцова. Гости: Владимир Овчаренко, Сергей Попов.

Культурный ландшафт Москвы постоянно меняется — музеи берут на себя функции развлекательных центров, парки превращаются в лектории, а художники работают в общественных пространствах. Перемены происходят так быстро, что участники событий не успевают их осмыслить, а аудитория с трудом понимает, как на самом деле устроена культура. Чтобы ответить на этот вопрос, Институт «Стрелка» провёл серию дискуссий. На третьей дискуссии представители российского арт-рынка обсудили перемены и проблематику, возникшие за последние пять лет в этой среде. Из чего сейчас складывается цена современного искусства? Как произведения искусства попадают в коллекции? И кто определяет их ценность?
Ця книжка зараз недоступна
35 паперових сторінок
Уже прочитали? Що скажете?
👍👎

Враження

    Арина Радионоваділиться враженням6 років тому
    💩Фууу

    Ну что за документация междусобойчика

    Roman Bordunділиться враженням10 місяців тому
    💩Фууу

    Кака

    Миланаділиться враженням3 роки тому
    🙈Нічого не зрозумів
    🚀Неможливо відірватися
    😄Весела

    Странный разговор странных людей
    Немного весело, но точно не полезно

Цитати

    polyaroadцитує2 роки тому
    Анатолий Осмоловский: Дальше инсайдерская информация. У нас ничего не работает. Русских художников в большую мировую игру не пускают. В основном русские художники выступают в качестве представителей от большой страны, которая обладает ядерным вооружением. Поэтому обычно русских художников приглашают на различные международные мероприятия типа Венецианской биеннале, Биеннале в Кванджу, туда-сюда. Там приблизительно на каждом биеннале квота русских — от одного до двух человек.
    Реплика: Три было, насколько помню.
    Анатолий Осмоловский: Например, американцы для сравнения — это квота 30-40 человек, британцы — 20 человек. От русских — 1-2, максимум 3, но это при случае Путина, при потеплении, тогда могут еще и третьего дать.
    Участие на Венецианской биеннале для молодого художника ничего не значит. Это не значит, что вы после этого будете впущены в большую игру. Для того чтобы войти в большую игру, в международный художественный процесс, для этого вы должны быть интегрированы в том числе в коммерческом отношении, чтобы ваши работы постоянно появлялись на вторичном рынке, на этом рынке они бы постоянно появлялись, а ни в коем случае не пролетали.
    Polina Podgoretskayaцитуєминулого місяця
    А если русский коллекционер захочет купить эту работу за миллион евро, то я тоже ему не продам, потому что если я ему продам за миллион, то я должен буду поддерживать эту цену, а я ее поддержать не смогу на вторичном рынке». Поэтому цена на художника — это жесткая вещь, она очень медленно поднимается, она не может прыгать от 100 тыс до 1 млн
    Polina Podgoretskayaцитуєминулого місяця
    Крупнейшие русские частные коллекции

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз