bookmate game
Микаель Ниеми

Сварить медведя

    Ol'gaцитує3 роки тому
    Если у человека есть книги, одиночество ему не грозит.
    Katenitaцитує3 роки тому
    Человек может жить и так, ничего не портя и не разрушая. Как будто его и нет. Жить, как лес, как летняя листва, как осенний перегной, как февральский снег, как бесчисленные почки, разбуженные весенним солнцем.
    Georgy Sluginцитуєторік
    Как легко застрять в сладком болоте жизни, хлопать приятелей и соперников по фрачным спинам и ни о чем так не мечтать, ни о чем не думать, кроме как об очередном лавровом венке или очередной медали… И нет этому конца, честолюбие требует еще и еще.
    Ankцитує2 роки тому
    Все мальчуганы были босиком – нечего стаптывать обувь, когда лето на дворе. Я посмотрел на их руки – натруженные, в мозолях, как у взрослых. Им было заметно неудобно удерживать в руке маленький хрупкий мелок.
    ninochka1982 .цитує2 роки тому
    Может, в этом и смысл библиотек – они помогают понять величие Бога.
    – Но… если есть библиотеки… зачем тогда церкви?
    giottonцитує3 роки тому
    Я никому не внушаю приязни. Никто, завидев меня, не начинает улыбаться или весело разводить руками – ба, кого я вижу! Наоборот – отворачиваются. Если я захожу в лавку, мне отвечают односложно или вообще не отвечают – снимают с полки то, что я прошу, и все. От всего этого мне, конечно, очень одиноко, но я понимаю – так и должно быть. Между мной и другими – стена. А когда я пытаюсь пробить эту стену, пытаюсь пошутить – на меня смотрят как на идиота.
    Vika Fedorinaцитує3 роки тому
    Годы проходят и уже вроде забыты, а они, годы-то, никуда не делись. Лежат в суставах, как песок… Скажи мне, почему Господь создал для людей такие непрочные суставы? Прочитал бы проповедь. Про суставы.

    – В Писании не так уж много про суставы.

    – Вот это удивительно… Прокаженные, парализованные, безногие, слепые-глухие – сколько хочешь. И ни слова про старушек. А они, бедные, скрипят, как несмазанные телеги, на все село слыхать. Может, забыл про них Господь? Или апостолы маху дали?

    – Может, Брита Кайса сама прочитает проповедь? – предложил прост.

    – Женщинам в церкви положено молчать.

    – Ну, это не я установил такой порядок.

    – Но заметь: все проповедники – мужики.
    yelena zhelezov-tsentsiperцитуєминулого місяця
    Возьмите, господин прост. Это первый дагерротип в Пайале. Не только в Пайале – на всем севере. Берегите его. Сохраните навсегда.
    – Непременно, – пробормотал прост, принимая пластинку. – Спасибо, обязательно буду хранить. А изображение не исчезнет со временем?
    – Утверждают, что хранится очень долго.
    – Дольше, чем живет человек?
    – Да… то есть вполне возможно. Кто сейчас может сказать? Открытие недавнее, и свидетелей долгой сохранности пока нет и быть не может. Но не странно ли? Если это все же так… представьте: нас с вами давно нет на свете, а кто-то берет этот дагерротип и смотрит на вас – живого! Похоже на ваши гербарии.
    Прост не мог оторвать глаз от изображения.
    – А если это искусство распространится? Если любой человек сможет создавать изображения чего и кого угодно, как же тогда вы?
    – Что вы имеете в виду?
    – Нужны ли будут портретисты
    yelena zhelezov-tsentsiperцитуєминулого місяця
    Но если ты говоришь достаточно громко и при этом спокойно, быстро заметишь, как один за другим олени перестают жевать и навостряют уши.
    yelena zhelezov-tsentsiperцитуєминулого місяця
    Голос идет изнутри, он возникает в глубине груди, поднимается из легких и выходит наружу через гортань, как облачко мельчайших капелек слюны.
    Он тут же рукой обрисовал возникшее у его рта облачко слюны, показал его форму, показал, как оно рассеивается и исчезает.
    – Мы стесняемся всего, что покидает наше тело
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз