Оксана Васякина

Рана

    Кристинацитує15 годин тому
    А снежинки
    все несут и несут на землю

    иероглифы бога
    Кристинацитує17 годин тому
    Меня с детства завораживала способность женщин влиять на чужие тела словом и еще чем-то таким, что, я чувствовала, присутствовало в них во время лечения. Я мечтала научиться лечить руками, чувствовать чужую боль и управлять ею. Я и сейчас верю, что силой женского внимания и слова возможно вылечить все что угодно
    Кристинацитує17 годин тому
    Мы появились, потому что Сталин убил прабабкиного возлюбленного, и на каком-то уровне я с детства ощущала тяжелый ком вины за свое существование. Иногда я до сих пор нахожу его внутри себя. Он, этот ком, уже не такой большой и тяжелый, как раньше. Так, катышек вины, как плата за то, что я есть. И всегда вокруг как будто стерт, но немного слышен дополнительный глухой фон. Как будто есть еще одно течение, подземная река, которая все время вымывает почву и дает бесконечную слабость
    Кристинацитує18 годин тому
    Он тускло светит в темноте, отвоевывая вещество жизни
    Кристинацитує21 годину тому
    И как в сознание может вместиться такое огромное пространство, как тайга? Его невозможно осознать. И глаз не хватает, и сердца не хватает, чтобы его в себя вместить
    Юля Кудряшовацитує21 годину тому
    Мне не было легко, но и тяжело мне не было. Мне было никак.
    Юля Кудряшовацитуєучора
    которое тебя опрокидывает, изъедает, открывает в тебе пространство тревоги и метаний
    Юля Кудряшовацитуєучора
    Помнить, пишет Баркова, это снова и снова обретать время. Возвращать его себе. Возвращать себе тело и выстраивать саму себя снова и снова.
    Кристинацитуєпозавчора
    он вбирает меня в себя так, как если бы я была крохотным насекомым, а ее взгляд — каплей тягучего теплого меда
    Кристинацитуєпозавчора
    Солнце длилось в зеленой мутной воде и каплях между ресниц. Время длилось как свет
    Валерия Алешинацитуєпозавчора
    Деревья действительно слышат. И коммуникация с живой природой мне просто необходима. Она не происходит на языке человека, она происходит на языке соприсутствия.
    Валерия Алешинацитуєпозавчора
    Кристева пишет об утраченной материнской фигуре, которая приводит женщин к депрессивным состояниям в детстве и взрослом возрасте. Кто знает, может быть, это избегание собственной дочери вызвано постродовой депрессией, неспособностью осознать себя матерью, плохого качества жизни, из-за которого женщина все время фокусируется на быте и выживании, забывая о собственном ребенке. Причиной может служить и то, что женщина переводит свое внимание на более интересующий ее объект — мужчину или других детей. Или, может быть, это вшитая в женщину мизогиния не дает ей любить собственного ребенка женского пола. Как бы то ни было, я чувствую на себе это пятно, эту тень заброшенности собственной матерью. Да, она была функциональной, она кормила меня, водила в школу и лечила, когда я была больна. Но внутри этого строгого мира, наполненного конвенциональными процедурами быта, я чувствовала холод и слепоту по отношению к себе.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Потому что написать об этом значило, что все эти события случились со мной. И я этот опыт прожила.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Но я не могу избавиться от стойкого чувства, что кто-то беспрерывно наблюдает за мной. Весь мир — это взгляд, направленный на меня.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Меня с детства завораживала способность женщин влиять на чужие тела словом и еще чем-то таким, что, я чувствовала, присутствовало в них во время лечения. Я мечтала научиться лечить руками, чувствовать чужую боль и управлять ею. Я и сейчас верю, что силой женского внимания и слова возможно вылечить все что угодно.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Место вечного присутствия врагов занял опустошенный мир.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Потом что-то сбилось внутри меня, и нарратив начал разбегаться
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Я как будто нарочно оттягиваю момент, когда смогу сказать, что дописала книгу. Я боюсь этого потому, что у меня есть четкое ощущение: после того как я допишу эту книгу, во мне запечатается рана. Рана, которую я долго не хотела залечивать, рана, которая долго была частью моего сознания, моей художественной практики.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    дешевую мелодраму о жухлой любви в дачном подмосковном домике.
    Ирина Гейнццитуєпозавчора
    Переулок Южный ничего не соединяет, он скорее разъединяет ландшафтный изгиб. Он рвет то место, в котором низина переходит в сопку.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз