Елена Осокина

Алхимия советской индустриализации: время Торгсина

Средневековые алхимики бились над созданием философского камня, способного превратить обычные металлы в золото. Сталинскому руководству удалось создать его подобие. Философским камнем советской индустриализации стали магазины «Торгсин», в которых в голодные годы первых пятилеток советские граждане вынужденно меняли золото, валюту, изделия из драгоценных металлов на ржаную муку, крупу, сахар и нехитрый ширпотреб. Торгсин стал циничным способом пополнения бюджета Советского государства, которое начало модернизацию страны будучи банкротом, не имея золото-валютного запаса. Стремительный скачок крестьянской страны в индустриальное будущее был в значительной степени профинансирован личными сбережениями граждан. Книга полна подробностей повседневной жизни 1930‐х годов, эпохи становления советской потребительской культуры, плановой экономики, дефицита и черного рынка. Елена Осокина — доктор исторических наук, профессор, автор книг по социально-экономической истории первых десятилетий советской власти.

Книга стала лауреатом в номинации «Гуманитарные науки» и победила в народном голосовании премии «Просветитель» в 2019 году.
340 паперових сторінок

Враження

    zaryananinevskayaділиться враженням2 роки тому
    👍Раджу
    💡Пізнавальна

    Это больше публицистика. чем история, но зато читается занимательно. Конечно, ожидалось, что будет больше ссылок на источники, но все равно книжка отличная. Многое оцениваешь по новому, у меня Торгсин из романа Булгакова никак не ассоциировался с лавками, где в годы Голодомора в Украине можно было купить хлеб.

    Сергей Глушенковділиться враженням3 роки тому
    👍Раджу
    🔮Мудра
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна
    🚀Неможливо відірватися

    Просто прекрасно, что этот замечательный автор нашел путь в эту отличную серию! После первых книг, не зная планов издательства, подумал: "хорошо бы сюда Осокину", и вот - извольте! Молодцы, спасибо!

    Zhenya Tylinділиться враженнямторік
    👍Раджу
    💡Пізнавальна

    Очень много повторений одной и той же мысли или одной и той же статистики. Кажется, что книга могла быть существенно короче .

    Читается легко и интересно. Почти ничего не знал из описанного а книге.

Цитати

    Юлия Мезенцевацитує2 роки тому
    распродажа Эрмитажа началась в конце 1928‐го и продолжалась до конца 1933 года. С другой стороны, если бы в момент острейшего валютного кризиса в СССР Меллон предложил советскому руководству больше денег, то он смог бы купить ВСЕ главные шедевры Эрмитажа. В мае 1931 года в Лондоне посредники Меллона вели переговоры о продаже трех из оставшихся в Эрмитаже главных шедев
    Lelya Nisevichцитує2 роки тому
    Среди методов хлебовыколачивания была «заготовка оркестром и фотографом». «Зажимщиков» хлеба сначала возили и показывали по деревням, затем собирали сельское собрание, сажали на высокую скамью и вызывали поодиночке в президиум, где задавали только один вопрос: «Везешь хлеб али нет?» Если да, то играли туш, фотографировали и записывали на Красную доску. Если нет, били в барабаны, не фотографировали и записывали на Черную доску. Как свидетельствуют документы, социальное давление приводило и к смертельным исходам.
    Oleg Zvantsevцитує3 роки тому
    Торгсин был философским камнем советской индустриализации. Ничего не вывозя за рубеж, он превращал обыденные, а порой и сомнительного качества товары — муку, крупу, селедку, хлеб — и мало кому нужные в мире советские рубли в валюту и золото. Есть веские основания считать, что государство провело сделку по обмену ценностей на продовольствие и товары нечестно. Алхимики советской индустриализации дважды обманули тех, кто покупал в Торгсине. Люди не только продали ценности государству значительно дешевле мировых цен, но и втридорога заплатили за продовольствие и ширпотреб. Путем нехитрых махинаций и с помощью голода Торгсин опустошил народную валютную кубышку, причем валютная рентабельность Торгсина в годы голода превзошла рентабельность основных статей советского экспорта — зерна, леса, нефти

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз