ru
Луи-Фердинанд Селин

Путешествие на край ночи

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
    Anastasia Zheleznovaцитує7 років тому
    Неужели я единственный трус на земле?» – подумал я. И с каким ужасом подумал! Трус, затерявшийся среди двух миллионов героических психов, сорвавшихся с цепи и вооруженных до зубов?
    Ekaterina Kulakovaцитує4 роки тому
    Вот говорят: век скорости. Это где? Все болтают: большие перемены. В чем? По правде сказать, ничего не изменилось. Все по-прежнему любуются сами собой, и точка. И это тоже не ново. Изменились одни слова, да и те не очень: одно-другое, мелочь всякая.
    Azizbek Mannopovцитує5 років тому
    Отказываться от любви еще трудней, чем от жизни. В этом мире так уж повелось: то убиваешь, то любишь — и все разом. «Я тебя ненавижу! Я тебя обожаю!» Ты защищаешься, тешишь себя надеждой и отчаянно силишься любой ценой передать жизнь двуногому существу следующего века, словно так уж неописуемо приятно знать, что у тебя будет продолжение и это, в конечном счете, обеспечит тебе вечность. Целоваться — как почесываться: хочется во что бы то ни стало.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Мне, как всегда, не хватало мужества дойти до истинной сути вещей.
    Вовацитує6 років тому
    Однажды я слышал, как жена сказала ему:
    — Ах, Жюльен, я так тебя люблю, что готова твое говно глотать, даже если говешки во-от такие большие будут!
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Спал он, как все. Вид у него был совершенно заурядный. А ведь не глупо было бы, если бы существовала какая-нибудь примета, чтобы отличать добрых от злых.
    Andrii Loginovцитує6 років тому
    В жизни самое главное – объясниться. А вдвоем это легче, чем в одиночку.
    Вовацитує6 років тому
    Он страдал общим пороком всех интеллектуалов — пустословием. Парень знал слишком много, и это сбивало его с толку. Ему всегда требовались всякие фокусы, чтобы взбодрить себя, когда надо было на что-нибудь решаться.
    Максим Коваленкоцитує3 роки тому
    Богатых легко развлечь хотя бы, например, зеркалами: пускай любуются на самих себя, ведь на свете нет ничего приятнее с виду, чем богачи.
    настяцитує3 роки тому
    , конечно, любил ее, но еще сильней любил свой порок – тягу к бегству отовсюду, стремление искать неизвестно чего из дурацкой, безусловно, гордости, из убеждения в каком-то своем превосходстве.
    Yuliya Zlatievaцитує5 років тому
    Ничего мы не меняем — ни носков, ни хозяев, ни убеждений, а уж если и поменяем, то слишком поздно.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Мы слишком беспечно относимся к словам. Они вроде ничего не значат и уж подавно не несут в себе никакой опасности: так, ветерочки, звуки изо рта, от них ни жарко ни холодно, и как только они проходят через ухо, им ничего не стоит увязнуть в огромной серой рыхлой скуке мозга. Вот мы их и не опасаемся, а беда уже тут как тут.
    Бывают слова вроде булыжников. Затерянные в общей куче, они совершенно неприметны и вдруг — бац! — вгоняют в дрожь всю вашу жизнь, всю целиком, со всем слабым и сильным, что сидит в вас. И тут наступает паника. Обвал. И болтаетесь вы, как висельник, над своими переживаниями. Над вами грянула и прошла буря, чересчур для вас сокрушительная, такая неистовая, что, казалось бы, ваши волнения ничего подобного и вызвать-то не могли… Нет, не умеем мы остерегаться слов, как надо бы, — вот мой вывод.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Нет, не верьте на слово людям, рассказывающим, как они несчастны. Спросите у них только, могут ли они спать. Да — значит, все в порядке. Этого достаточно.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Без привычки от хорошего стола и комфорта живо хмелеешь. Легко отворачиваешься от правды. Нужно вообще очень немного, чтобы отвернуться от нее.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Зато кино, этим новым наемником наших вожделений, можно пользоваться час-другой, как проституткой.
    Dianova Anastasiaцитує6 років тому
    Для тщеславия лучше уж что-то, чем вовсе ничего.
    Alexander Chernavskiyцитує8 місяців тому
    К счастью, где речь заходит о героизме, невероятного больше не бывает.
    Alexander Chernavskiyцитує8 місяців тому
    У бедняка есть в этом мире два основных средства, чтобы подохнуть, – абсолютное равнодушие себе подобных в мирное время, мания человекоубийства во время войны. Если ближние и думают о вас, то лишь затем, чтобы мучить, и только.
    Alexander Chernavskiyцитує8 місяців тому
    Поэзия героического, не встречая сопротивления, покоряет тех, кто не идет на войну, а еще больше – тех, кого война безгранично обогащает. Это нормально.
    Veronika Syniavskaцитує2 роки тому
    В сущности, никто не в состоянии сопротивляться музыке. С сердцем ничего не поделаешь — его всегда хочется отдать.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз