ru
Патрик Зюскинд

Контрабас

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Ця книжка зараз недоступна
46 паперових сторінок

Враження

    meowfffділиться враженням5 років тому
    👍Раджу
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна
    🚀Неможливо відірватися
    😄Весела

    Давно собиралась прочитать и теперь в большом восторге. Зюскинд крут.

    Ekaterina Gurinaділиться враженнямторік
    👍Раджу
    💡Пізнавальна

    Поставила на Зюскинде крест после "Парфюмера", так как произведение мне не зашло, и тут решила просто дать второй шанс, который был с лихвой оправдан.Узнала из этого небольшого произведения о контрабасе больше чем за всю свою предыдущую жизнь. Но сама история совсем не о контрабасе, конечно, а о "маленьком человеке". Мастерски написано. Рекомендую.

    Grigoriy Maltsevділиться враженням2 роки тому
    👍Раджу
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна

Цитати

    artkinchaцитує6 років тому
    Над всем этим парит ГМД, Генеральный музыкальный директор, затем следует Первая скрипка, затем первая вторая скрипка, затем вторая первая скрипка, затем остальные первые и вторые скрипки, альты, виолончели, флейты, гобои, кларнеты, фаготы, духовые -– и в самом конце контрабас. После нас следует только лишь литавра, но только лишь теоретически, потому что литавра одна и сидит на возвышенности, так чтобы ее могли видеть все. Кроме того, звук ее намного объемнее. Когда литавра ударит всего лишь раз, это слышат все до самого последнего ряда, и каждый знает, ага, литавра. Обо мне ни один человек не скажет, ага, контрабас, потому что я сижу вместе со всеми внизу. Поэтому литавра стоит практически над контрабасом. Хотя, строго говоря, литавра совершенно не является инструментом с ее четырьмя тонами. Но бывает и соло для литавры, например в Пятом концерте для фортепиано Бетховена, последняя фраза в конце. Тогда все, кто не смотрит на пианиста, смотрят на литавру, а в большом зале это добрых тысяча двести -– тысяча пятьсот человек. Столько человек не посмотрят на меня за весь сезон
    Марияцитує9 років тому
    Когда Шуберту было столько лет, сколько мне, то он уже три года, как умер.
    Ekaterina Gurinaцитуєторік
    В общем-то француз возмущается охотно. Когда где-то проявляются революционные настроения, француз тут как тут. Так было в 18 веке, в 19 веке было тоже, и так продолжается все время и в 20 веке, до наших дней. В начале мая я был в Париже, там бастовали сборщики мусора, работники метро, три раза за день они отключали свет и проводили демонстрации, 15000 французов. Вы даже не можете себе представить, как после них выглядели улицы. Ни одного магазина не осталось, который бы они не разгромили, разбитые витрины, исцарапанные автомобили, разбросанные или просто оставленные плакаты, бумаги и всякая дрянь — в общем, должен я сказать, устрашающе.

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз