Сэмюел Дилэни

Вавилон-17. Пересечение Эйнштейна

    Cофья Кутузовацитує18 днів тому
    — Ты — это ты, Джо. Ты — это ты плюс все, что тебя составляет: от привычки часами смотреть на Чертыша, когда задумаешься всерьез, до того, что синие объекты ты замечаешь на секунду быстрей, чем красные. Ты плюс все твои мысли и все надежды. И все, что ты ненавидел, тоже. И все, что ты узнал. А ты много узнал в последнее время, Джо.
    Cофья Кутузовацитує18 днів тому
    Чертыш взглянул на хозяина, моргнул, не веря глазам, и от расстройства дохихикался до икоты. Пришлось Джо взять его на руки и всю дорогу до Транспортной зоны чесать ему пузо для успокоения нервов.
    Juliaцитує4 місяці тому
    Если ты не знаешь слов, ты не владеешь понятиями. А если ты не владеешь понятиями, то не получаешь и ответа.
    letoproshaiцитує7 місяців тому
    ты зажигаешь в моих словах значения, которые от меня ускользают. Что такое я окружаю? Что такое я, окружающий тебя?
    letoproshaiцитує7 місяців тому
    Пока что-то не названо, его не существует.
    letoproshaiцитує7 місяців тому
    Да уж, с поэтами так: если не готов терять их по семь раз на дню, будет одно сплошное разочарование.
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    Это он научил меня всему, что я знаю о предложениях и абзацах (ты знаешь, что в книжках эмоциональная единица — это абзац?
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    Мы изготовили шесть «ТВ-пятьдесят пять». Проделали огромную работу по подбору генетического материала.
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    Как-то раз я написала стихотворение. Называется «Наставления тому, кто полюбил поэта».

    Генерал чуть опустил нижнюю челюсть, не размыкая губ.

    — Начиналось как-то так: «О юноша, она твой выгрызет язык. О женщина, он руки твои свяжет...» Б
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    — Ка’итан Вон! — Рот, растянутый имплантированными клыками, был не в состоянии произносить взрывные губные согласные. — Как я сегодня?
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    — Спрашиваешь зачем? В учебниках пишут, что язык — средство выражения мысли. Но язык — это и есть мысль. Мысль — это оформленная информация, а форму придает язык. И форма у этого языка... поразительная.
    Cофья Кутузовацитує8 місяців тому
    И он запнулся. Во-первых, сам толком не знал, что там установили, а во-вторых, все никак не мог сойти с утесов ее скул, выбраться из пещер ее глаз.
    Егор Антоновцитує9 місяців тому
    В начале было слово. Так это когда-то объясняли. Пока что-то не названо, его не существует.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    Чтобы быть полезными, финалы должны быть открытыми.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    Музыка — чистый язык временных и одновременных соотношений.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    Паук кивнул:
    — Неизвестный строитель вырезал на камнях Феста двуострую секиру. У тебя — двуострый поющий клинок. Может, Лабиринт строил сам Тезей, когда шел по нему.
    — Не думаю, — сказал я сухо, от чего-то защищаясь. — Мифы дают нам закон, по которому жить...
    — И ты можешь ему следовать, а можешь нарушить.
    — Они нам ставят цель...
    — Которой ты можешь не добиться. Или добиться. Или превзойти.
    — Так почему тогда не забыть все это старье?
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    — Чем больше мы учимся сохранять прошлое, тем медленнее стареем.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    Я старался услышать музыку, но ее не было. Когда не можешь слушать, не можешь искать, а тротуары и толпы больше не отвечают на твои вопросы, вот это и есть одиночество, Фриза. Я сжимал клинок и, не думая, ломил вперед, начисто ото всего отрезанный, словно потерявшийся в мегаполисе.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    Когда не можешь слушать, не можешь искать, а тротуары и толпы больше не отвечают на твои вопросы, вот это и есть одиночество, Фриза.
    Лена Мироновацитує10 місяців тому
    ря Пауку. Мы протолкались в ворота и вошли в Брэннинг-у-моря. Тут произошло много разного.
    Я, надо признать, не все из этого понял. В первые часы со мной было то же, что с любым, кто за всю жизнь не видел больше полусотни лиц разом и вдруг попал туда, где кругом сплошные улицы, площади и бульвары и все это топчут тысячи человек. Остальные погонщики куда-то отвернули вместе со стадом, или это я от них отбился — бродить, запрокинув голову и разинув рот.
    Меня толкали: «Смотри, куда идешь!» А я только и делал, что смотрел — на все сразу. Это трудно, даже когда все стоит на месте. А тут только разглядел одно, как сзади напрыгнуло новое и чуть не сшибло тебя с ног.
    Вот, если хочешь, по порядку: мелодии всех, кто там был, сплавились в гимн, похожий на звон в ушах, когда хочешь и никак не можешь заснуть. В деревне за каждым лицом видишь, в кого оно такое, как оно меняется, злится, смеется, какие выражения любит, какие нет. А тут одно зевает, другое кричит, у третьего шрам, у четвертого за щеками набита еда, в пятом какая-то тоска почудилась: может, любовь. И вот, начинаешь двигать мебель в голове, ищешь, куда все эти лица пристроить, куда свалить кучей эти четвертинки чувств.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз