Джулия Шоу

Ложная память. Почему нельзя доверять воспоминаниям

    Kateцитує4 роки тому
    «Когда человек думает, что выполняет сразу несколько задач, на самом деле он просто очень быстро переключается с одной задачи на другую. И каждый раз за это приходится расплачиваться когнитивными ресурсами». Другими
    Semenova Elenaцитує4 роки тому
    каком-то смысле наша память устроена как страница Википедии:
    ты можешь зайти туда и что-то изменить,
    но и другие могут сделать то же самое.
    Профессор Элизабет Лофтус
    Daria Pichuginaцитує3 роки тому
    Если говорить более обобщенно, воспоминания — это фундамент личности. Из них складывается то, что мы считаем своим жизненным опытом, и, соответственно, то, на что мы, по собственному мнению, способны в дальнейшем. Учитывая все вышесказанное, если мы начнем сомневаться в собственной памяти, нам придется подвергнуть сомнению саму основу своего «я».
    Maria7780цитує4 роки тому
    смотреть на что-то еще не значит концентрировать на этом все свое внимание, нужно также внутренне сфокусироваться на той информации
    thelyamkaцитує2 роки тому
    Это значит, что у взрослых лучше получается удерживать информацию в рабочей памяти, чем у детей, а у детей — лучше, чем у младенцев, поскольку у последних менее развита способность одновременно перерабатывать полученную от разных возбудителей информацию, а уж тем более объединять ее в постоянные воспоминания, к которым можно было бы вернуться годы спустя.
    Elena Hermensцитує3 роки тому
    венные ощущения: песок под ногами, падающий на лицо солнечный свет, развевающий волосы ветерок. Можно мысленно вернуться в определенное место, представить игравшую там музыку, людей вокруг. Мы дорожим такими воспоминаниями. Именно этот сегмент памяти, а не известная нам фактическая информация о мире определяет, кто мы.
    Marta Dzedyshkoцитує3 роки тому
    Они открыли сине-желтую асимметрию, которая подразумевает, что поверхности гораздо вероятнее будут восприниматься как серые или белые, когда реальный цвет этих поверхностей является голубоватым, чем когда они имеют желтый, красный или зеленый оттенки.
    Vlada Zamorinaцитує3 роки тому
    Я помню, как на моем первом университетском занятии на тему памяти преподаватель взял со стола лист бумаги. Он подождал, пока 150 нетерпеливых студентов успокоятся, потом поднял гладкий листок и сказал: «Вот что происходит в мире вокруг нас». Затем он сложил листок вдвое. «Это — то, что вы воспринимаете». Он сложил листок еще раз. «Это — то, на что вы обращаете внимание». И снова он сложил листок пополам. «Это — то, что вас интересует». Еще раз пополам. «Это — то, что мозг преобразует в энграммы. А это…» Он в последний раз сложил листок, который теперь был в разы меньше, чем вначале. «Это — то, что вы сможете позже вспомнить».
    Студенты начали в замешательстве переглядываться. О чем это он? Преподаватель прервал повисшую паузу следующей фразой: «Давайте постараемся сделать так, чтобы к концу курса моих лекций этот листок остался большим».
    Maria Tarakanovaцитує3 роки тому
    понимание изъянов нашей памяти позволяет нам усвоить новую систему ценностей. Наше прошлое в значительной мере вымышлено, и единственное, в чем мы можем быть уверены, — это то, что происходит в данный момент. Это мотивирует нас жить сегодняшним днем, не придавая слишком большого значения прошлому. Мы вынуждены признать, что лучшее время нашей жизни (и нашей памяти) — это настоящее.
    Ольга Ликцитує3 роки тому
    Поэтому, хотя было бы естественным предположить, что каждый раз, воспроизводя то или иное воспоминание, мы его упрочняем, усиливаем и уточняем, на самом деле все совсем не так. Напротив, каждый раз при прокрутке воспоминания мозг его извлекает, изучает, а затем восстанавливает с чистого листа, чтобы снова сохранить. Все равно что вытащить карточку из картотеки, прочесть ее, а затем выбросить и заполнить точно такую же, чтобы положить ее обратно. Предполагается, что это происходит каждый раз, когда мы проигрываем в голове любое из наших воспоминаний.
    Daria Pichuginaцитує3 роки тому
    Это доказывает, что мы можем неверно определить источник наших детских воспоминаний, полагая, что что-то выдуманное нами происходило в действительности, усваивая информацию, полученную от других людей
    Hermann Yakushevцитує4 роки тому
    Вот еще один пример того, насколько удивительна наша способность экстраполировать информацию из очень ограниченного источника. Представьте себе рисунок куба. Его можно изобразить несколькими линиями на листе бумаги — при этом линии будут интерпретироваться как представление трехмерного объекта. И хотя это лишь наш опыт рисования, в действительности существует практически бесконечное множество трехмерных фигур, которые могут быть представлены тем же набором линий, если сгруппировать их иначе, но мы просто не задумываемся об этом бесконечном количестве альтернативных вариантов. Причина, по которой мы принимаем этот простой сигнал и видим куб, кроется в том, что мы воспринимаем не просто линии на бумаге, а нечто большее. В интерпретации стимулов задействованы наши зрительные системы. Они определяются опытом восприятия мира, который сформировал наши понимание и ожидания. Поэтому, когда мы видим набор линий, который мы привычно ассоциируем с трехмерным кубом, мы используем нашу нисходящую систему обработки информации для правильной интерпретации, даже если с точки зрения восходящей системы это всего лишь набор линий на бумаге.
    Kira Leeцитує4 роки тому
    Утверждение Миллера о магическом числе семь подверглось сомнению: в опубликованном в 2001 г. исследовании Нельсона Коэна из Миссурийского университета [7] говорится, что, возможно, на самом деле мы способны одновременно удерживать в памяти лишь четыре элемента.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    Организация The Innocence Project [132], занимающаяся освобождением невиновных при помощи ДНК-тестов, уже помогла выйти на свободу по крайней мере 337 людям, осужденным по ошибке. В среднем каждый из них провел в тюрьме около 14 лет за преступление, которого не совершал. Как минимум в 75 % случаев важную роль в вынесении приговора сыграли ошибочные воспоминания. Эта статистика распространяется только на США и только на те дела, во время расследования которых была возможность провести ДНК-тест, то есть во всем мире безвинно осужденных людей гораздо больше.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    В таком случае это бы значило, что проявление у ребенка эйдетических способностей является не преимуществом, а, напротив, первым признаком нарушения развития. Таким образом, феномен, по своим характеристикам наиболее близкий к явлению фотографической памяти, на самом деле не такой уж показательный и распространенный.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    При этом чаще всего эйдетическая память встречается у детей с нарушениями развития, в частности у тех, кто перенес травму головного мозга, среди них эйдетиками являются около 15 %.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    Устранение лишних нейронов — это неотъемлемая часть процесса обучения, поскольку мы должны уметь не только устанавливать значимые связи между родственными понятиями, но и избавляться от ненужных.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    Благодаря нашей удивительной способности к установлению связей между объектами наш мозг может активно или пассивно делить информацию на части.
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    Технический термин «чанкинг» (от англ. chunking), который обозначает группировку отдельных элементов в целях выполнения определенной задачи, был введен Джорджем Миллером
    Varya Kiselevaцитує3 місяці тому
    патологиями. На самом деле ошибки памяти — скорее норма, чем отклонение.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз