ru
Книжки
Андрей Немзер

При свете Жуковского: Очерки истории русской литературы

Книгу ординарного профессора Национального исследовательского университета – Высшей школы экономики (Факультет филологии) Андрея Немзера составили очерки истории русской словесности конца XVIII – XX вв. Как юношеские беседы Пушкина, Дельвига и Кюхельбекера сказались (или не сказались) в их зрелых свершениях? Кого подразумевал Гоголь под путешественником, похвалившим миргородские бублики? Что думал о легендарном прошлом Лермонтов? Над кем смеялся и чему радовался А.К. Толстой? Почему сегодня так много ставят Островского? Каково место Блока в истории русской поэзии? Почему и как Тынянов пришел к роману «Пушкин» и о чем повествует эта книга? Какие смыслы таятся в названии романа Солженицына «В круге первом»? Это далеко не полный перечень вопросов, на которые пытается ответить автор. Главным героем не только своей книги, но и всей новой русской словесности Немзер считает великого, но всегда стремящегося уйти в тень поэта – В.А. Жуковского. Об авторе Андрей Немзер – филолог, критик. Родился 10 июня 1957 года. Окончил филологический факультет МГУ, кандидат филологических наук. В 1983–1990 гг. заведующий отделом критики журнала «Литературное обозрение», затем литературный обозреватель «Независимой газеты», газет «Сегодня» и «Время МН». Автор множества статей о современной русской литературе, частично собранных в том «Литературное сегодня» (1998).
1 038 паперових сторінок
Правовласник
WebKniga.ru

Враження

    👍
    👎
    💧
    🐼
    💤
    💩
    💀
    🙈
    🔮
    💡
    🎯
    💞
    🌴
    🚀
    😄

    Як вам книжка?

    Вхід або реєстрація

Цитати

    Alex Willowцитує3 роки тому
    Потому-то и должно соединить «правдивость» с «пышностью». Если «пышность» лишь кажимость и заблуждение, то нет и никакой «правдивости». Если конечный итог — небытие, то нет и творящего начала. Если человек — «ничто», то... Но с этим-то Державин никак не мог примириться.
    Alex Willowцитує3 роки тому
    Душа рвется ввысь именно потому, что восхищена отсветом Божьего величия в мире дольнем. Хотя в земной обители поэзия может казаться (а в какой-то мере и быть) рифмотворством и сумасбродством, всякая истинная песнь, подобно трелям соловья, есть песнь Богу. Отсюда связь поэзии и бессмертия, отсюда катастрофически резкие переходы от земных сует к парению в вечности
    Alex Willowцитує3 роки тому
    Бессмертен тот, кто открывает чужое бессмертие, кто, к примеру, прозревает в Екатерине «ангела во

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз