Цитати з книжки «Красный. История Цвета», Мишель Пастуро

тела у мужчин всегда красного или коричневато-красного цвета, что отличает их от женщин, у которых тела более светлых тонов, бежевые или желтоватые. Тела богов — тоже желтые, но более яркого оттенка: часто это краска на основе аурипигмента, природного сульфида мышьяка, применяемая исключительно для создания этих тонов. Опять-таки согласно условности жгучий красный цвет пустыни противопоставляется черному, цвету плодоносного нильского ила. К этой чисто иконографичес­кой функции добавляется и еще один аспект — символический: красный цвет чаще имеет негативное значение, чем позитивное. Это не только цвет опаленной солнцем пустыни, но еще и цвет народов, которые обитают в пустыне либо приходят из нее: все они — враги Египта, поэтому красный цвет — знак насилия, войны и разрушения. Это также цвет бога Сета, брата Исиды и Осириса, часто рассматриваемого как воплощение сил зла. Его иногда изображают с рыжими волосами или одетым в красное. Сет — убийца Осириса, а позднее соперник Гора — символизирует жестокость, погибель, хаос. Его имя, как правило, пишется красным.
У корпорации красильщиков есть строгие профессиональные правила, и тем не менее в их среде бывают злоупотребления и конфликты, особенно когда речь заходит о воде реки Арно. Если «красные» красильщики приходят к реке первыми, вода становится грязной и приобретает красноватый оттенок, что вызывает гнев и возмущение «синих». А иногда случается наоборот. Чтобы избежать таких неприятных ситуаций, городские власти устанавливают календарь и график доступа к воде Арно. Тем более что в этом заинтересованы и другие объединения ремесленников (дубильщики, кожевники, прачки, рыбаки), которым нужно, чтобы вода была чистой. А так бывает весьма редко.
в каждом языке есть одно слово для белого и одно для черного; если есть третий хроматический термин, то он всегда обозначает красный; четвертый — либо желтый, либо зеленый; шестой — синий и т. д. Такая последовательность, по мнению авторов, имеет универсальный характер и обусловлена конкретной стадией технической эволюции, на которой находится данное общество: чем более технологически развито общество, тем богаче и разнообразнее его хроматический словарь.
Дать очагу погаснуть — дурная примета. А вот наблюдать за ним, подмечать формы и цвета, которые принимают языки пламени, — распространенный способ гадания. Если пламя ярко-красное, что бывает редко, это предвещает какое-то важное событие
Император Август, великий строитель, хвастался тем, что получил в наследство Рим из камня, а оставит после себя Рим из мрамора.
О происхождении пурпура существует множество легенд. Самая распространенная из них, греческая, гласит, что удивительную красящую способность пурпура открыла собака (одни говорят, что ее хозяином был Геракл, другие — что она принадлежала критскому царю Миносу, третьи — что простому пастуху), которая рылась в песке на морском берегу, надкусывала раковины, и вдруг морда у нее окрасилась в красный цвет. В другом варианте, менее древнем и более прозаическом, говорится, что честь открытия пурпура принадлежит финикийским морякам: однажды, вытаскивая из раковин крупных моллюсков семейства иглянка, чтобы приготовить из них обед, финикийцы заметили, что пальцы у них стали ярко-красными, как будто их окунули в кровь
В некоторых культах, например в греческом культе Диониса, кровь уже достаточно рано была заменена вином: эта замена способствовала тому, что обычай приносить в жертву животных стал постепенно забываться. Теперь не кровь, а вино возливают на алтарь, орошают им землю и огонь, окропляют жрецов и собравшийся народ. В самом деле, вино — это эквивалент крови, но не обычной крови, а особенной: речь идет о крови виноградной лозы.
Чтобы разъярить быка, ему надо показать красную тряпку. А чтобы привести в ярость философа, достаточно просто заговорить с ним о красном цвете.
Гёте
план в различных областях материальной культуры и повседневной жизни. Тем более что католическая Контрреформация не прочь присвоить себе некоторые моральные ценности протестантизма. У доброго христианина красный теперь не в чести: вот и сам Папа все чаще появляется в белом
Согласно этой новой морали, красный цвет — слишком яркий и дорогостоящий, непристойный, безнравственный, развратный. Вот почему на рубеже XVI–XVII веков красный отходит на второй
Связь между красным и политическими партиями и группировками левого и крайне левого толка, которая была доминантой в истории красного цвета на протяжении полутора столетий, заставила забыть обо всех остальных пластах его символики, таких как детство, любовь, страсть, красота, наслаждение, эротизм, власть и даже правосудие. Одно идейное течение целиком присвоило себе красный в качестве символа или эмблемы. Красный стал прежде всего идеологией и лишь потом цветом.
Или «Красные бригады» в Италии, которые в марте 1978 года в самом центре Рима похитили главу Христианско-демократической партии Альдо Моро, наиболее вероятного победителя на будущих президентских выборах, а через два месяца убили его.
Тем временем слово «красный», как прилагательное и как существи­тельное, в некоторых языках превращается в политический термин
Колпаки исчезают, но политический красный цвет остается и в грядущие десятилетия даже приобретает еще большее распространение.
Русская революция 1917 года открывает новую страницу в истории красного флага
новым[232].

А сам колпак эрудиты и художники XVI–XVIII веков считают напоминанием о так называемом «фригийском» колпаке, который в Древнем Риме надевали рабы, получившие свободу
красный флаг, «обагренный кровью мучеников», меняет свое значение — он превращается в знамя угнетенного народа, поднявшегося против тирании
Этот же колпак, как атрибут Свободы, фигурирует в большинстве руководств по иконологии, сборников эмблем и лозунгов, изданных в XVI, XVII и XVIII веках. В частности, в самом известном из них: «Иконологии» Чезаре Рипа, первое издание которой вышло в Риме в 1593 году, а второе, напечатанное в 1603 году со множеством иллюстраций, было переведено на все европейские языки[231].
Во многих областях жизни слово «красный» становится синонимом таких прилагательных, как «социалистический», «коммунистический», «экстремистский», «революционный». За всю историю человечества
конца XVIII века в символике красного высвечивается еще одна грань, которая в последующие десятилетия затмит все остальные: красный станет политическим цветом
bookmate icon
Тисячі книжок – одна передплата
Ви купуєте не книжку, а доступ до найбільшої бібліотеки російською мовою.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз