Карин Юханнисон

История меланхолии. О страхе, скуке и печали в прежние времена и теперь

    Masha Egorovaцитує2 роки тому
    Меланхолия может быть смертельно-черной, депрессивно-серой, опустошенно-белой или сосредоточенно-синей. Она может проявляться в виде страха, тоски, печали, усталости, пустоты, суетливости или потребности в наслаждении. Но при этом всегда присутствует общий момент — отсутствие или утрата чего-либо или кого-либо.
    Анна Сухомлинцитує2 роки тому
    Меланхолия и ненависть к себе самой проявляются в отношении к еде: девушка то голодает, то объедается. Ее голод — это ее страдание.
    Леночкацитує3 роки тому
    «Слезы, — писал Йэн Миллер, — единственный вид выделений организма, который не вызывает брезгливости»
    Артём Киселёвцитує2 роки тому
    Чувство не противопоставлено мысли, мысль прочувствована, чувство продумано»
    Tatiana Korolevaцитує2 роки тому
    Мужчины-меланхолики, несмотря на внешнюю слабость, сохраняли в гла­зах окружающих притягательность. Женщины-ме­лан­хо­лики, напротив, осуждались за отсутствие женственности, те же, кто попадал в клиники для душевнобольных, и вовсе теряли человеческий облик.
    kazakovnцитує2 роки тому
    Чувства наглядно демонстрируют социальные различия: чем благороднее происхождение человека, тем тоньше его душевная организация. Не только «высокие» (нервность), но и «низкие» чувства (отвращение) могут использоваться в качестве инструмента классового анализа. Депрессия, бессонница и даже сновидения долгое время считались привилегией аристократии.
    Glafira Kovalevaцитуєторік
    Напрашивается вопрос: чувствую ли я то, что действительно чувствую, или то, что меня научили чувствовать?
    Tatiana Korolevaцитує2 роки тому
    «Почему ваша печаль может называться меланхолией, а моя — нет?» — спросила некая писательница шведского романтика П.Д.А. Аттербума[122]. Он ответил: «Потому что женщине полагается быть веселой и невинной»
    Kirill Matyupatenkoцитує2 роки тому
    Со временем «волчья тема» ушла из медицины, однако в мас­со­вой культуре она жива до сих пор. В частности, Ингмар Бергман придумал понятие «час волка» (шв. vargtimmen), которое даже стало названием фильма (1968). «Час волка» — это время перед рассветом, когда демоны одолевают страдающего бессонницей человека, и он испытывает жесточайшие муки. Существует поверье, что на эти часы приходится наибольшее количество смертей
    Леночкацитує3 роки тому
    Уныние особенно располагало к обжорству, ибо тому, кого оно поражало, еда заменяла остальные радости
    Леночкацитує3 роки тому
    В мире сегодня очень явно чувствуется раздражение против тех, кому плохо и кто держится в стороне. Углубиться в себя — это почти криминал. Задуматься — значит стать неуязвимым для шопинга... И стать бесполезным»
    Леночкацитує3 роки тому
    В XVII веке люди, находясь в состоянии меланхолии, порой думали, что превратились в волка. Это явление имело название: «ликантропия» (от греч. lykos — волк и antropos — человек). Лицо человека становилось бледным, одутловатым, во рту чувствовалась сухость, в глазах — резь, как будто песок насыпали. Врач Томас Уиллис писал: «Некоторые меланхолики претерпевают воображаемые изменения. Одни думают, что стали принцем, другим кажется, что их тело сделано из стекла, третьим представляется, что они превратились в волка или собаку». Уиллис называл такие состояния melancholia metamorphosis1.
    Elena Semenovaцитуєторік
    Заманчиво и жутко — так бывает, когда стоишь у глубокого омута
    Тимофеева Ингацитуєторік
    «Я словно из камня, я словно надгробный памятник себе»[89].
    Мария Захаровацитуєторік
    Орхан Памук, например, описывает стамбульскую меланхолию, для которой даже есть специальное название — hüzün. Это томящее чувство грусти и утраты присутствует повсюду — в людях и в зданиях — как память о великой культуре прошлого. Меланхолия местности может проявляться в заброшенности старых фабричных зданий, обшарпанности гостиничной комнаты, опустении маленьких периферийных го­род­ков, где на окнах постоянно опущены жалюзи, штукатурка отслаивается, а на подъезде к неработающей заправке лежит толс­тый слой сухой и пыльной листвы[30].
    homo legensцитуєторік
    Изучая историю человеческих чувств, мы можем понять се­годняшнее время. Не потому, что чувства постоянны и неизменны на протяжении веков, а потому, что каждая эпоха имеет свой «репертуар» эмоций, и возникает вопрос: чем обусловлены изменения в этом репертуаре? Касаются они лишь способов выражения чувств или также их содержания? Чем отличается меланхолия XVII века, с его барочным мироощущением и мрачной религиозностью, от меланхолии XIX века — времени просвещения и секуляризации общества, и как обе они, в свою очередь, соотносятся с депрессией наших современников? Как следует понимать гиперчувствительность, характерную для людей XVIII века, или многочисленные нервные срывы, наблюдавшиеся на рубеже XIX и XX веков? Всегда ли существовали экзистенциальный панический страх, боязнь толпы, психологи­ческое выгорание? Или все-таки следует говорить о варьировании эмоциональных стилей?
    Александра Пирскаяцитуєторік
    Когда чувство становится настолько утрированным, что выходит за пределы нормы?
    Мадина Хачуковацитуєторік
    Как писал Бруно К. Эйер[51]: «Из всех диких животных самым ужасным является человек… В нем одновременно присутствует низкое и божественное начало. Человек может сделать выбор в пользу того или другого»
    Ярослава Сергеевнацитуєторік
    «Несчастнейший счастливее всех»[69].
    b2737408203цитує2 роки тому
    стал оцениваться по способности представлять себя, владеть языком знаков, маркировать эмоциональные
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз