ru
Безкоштовно
Розетт Ламонт

Бродский: поэт в аудитории

Мария Рожокцитує6 місяців тому
Никто не хочет, чтобы его жалели». «Но почему? — удивляется студент. — Разве жалость это плохо? Разве это не благородное чувство?» «Вовсе нет, — резко отвечает Бродский. — Это форма презрения. Она идет от чувства превосходства над человеком, которого якобы жалеют.
b2791044183цитує3 місяці тому
«Независимо от того, каким образом ты его покидаешь, дом не перестает быть родным»
Книги жарьцитує6 місяців тому
«Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы узнать, что ты знаешь, — говорит он. — Это знание, закопанное глубоко внутри
lucifaцитує6 місяців тому
«Вы ничего не знаете, но и я ничего не знаю. Просто в моем „ничего“ больше знания, чем в вашем».
Julie Ginzburgцитує6 місяців тому
Второй путь — писать на метафизическом уровне, то есть вне личных переживаний. Писать со страстью, но страсть эта будет относиться к человеческому состоянию в целом, к тому, что разделяют все люди. В первую же секунду язвительный читатель сброшен со счетов, а во вторую — поглощен.
Игорь Кириенковцитує6 місяців тому
Как многие блестящие самоучки, достигшие невероятного уровня эрудиции без помощи конвенционального образования, Бродский плохо переносит невежество.
Mariaantuanetteцитує12 днів тому
самое потрясающее его свойство — это невероятная чистота, детская способность удивляться и поддаваться порывам.
Katerina Korolevtsevaцитує3 місяці тому
«Я не верю в политические движения, я верю в личное движение, в движение души, когда человек, взглянувши на себя, устыдится настолько, что попытается заняться какими-нибудь переменами: в себе самом, а не снаружи. Вместо этого нам предлагается дешевый и крайне опасный суррогат внутренней человеческой тенденции к переменам: политическое движение, то или иное. Опасный более психологически, нежели физически. Ибо всякое политическое движение есть форма уклонения от личной ответственности за происходящее. Ибо человек, борющийся в экстерьере со Злом, автоматически отождествляет себя с Добром, начинает считать себя носителем Добра».
Lucy Draganchevaцитує5 місяців тому
«Есть только один способ борьбы с невыносимым: с помощью бумаги и ручки. Жизнь проверяет нас на прочность, но что именно проверяется? Способность боли нас сломить или наша способность выдержать боль? Для поэта искусство — это способ выжить, преодолеть отчаяние. Он может размышлять о самоубийстве, может даже написать об этом желании расстаться с жизнью, но сам факт, что он все еще пишет, — это своего рода заверение в обратном. То есть стихотворение становится инструментом выживания».
Julia Galushinaцитує5 місяців тому
В России не так просто понять, кто — человек. Двести миллионов согласились на насилие, которому их подвергли. И как поэт, ты сначала чувствуешь отвращение, а потом начинаешь сомневаться в себе
Maria Revunцитує6 місяців тому
Чтобы совершить подвиг, нужны три вещи: храбрость, развитая мускулатура и, самое главное, божественное участие. Не может быть поэзии без божественной помощи или вмешательства
Мария Рожокцитує6 місяців тому
не верю в политические движения, я верю в личное движение, в движение души, когда человек, взглянувши на себя, устыдится настолько, что попытается заняться какими-нибудь переменами: в себе самом, а не снаружи. Вместо этого нам предлагается дешевый и крайне опасный суррогат внутренней человеческой тенденции к переменам: политическое движение, то или иное. Опасный более психологически, нежели физически. Ибо всякое политическое движение есть форма уклонения от личной ответственности за происходящее. Ибо человек, борющийся в экстерьере со Злом, автоматически отождествляет себя с Добром, начинает считать себя носителем Добра
mariaiamdrunkцитує6 місяців тому
«Я выучил английский сам, переводя Джона Донна и Роберта Лоуэлла, — рассказывал он студентам. — У меня на столе лежал большой словарь. Я смотрел в нем все незнакомые слова и видел их вне контекста, видел все значения слова. Меня это поразило. Я осознал, что, хотя для перевода ты можешь выбрать только одно слово, ты обязан держать в уме все остальные его значения, его этимологию, его фонетику, отзвук его происхождения. И я не только начал усваивать иностранный язык, но и что-то новое понимать про родной. Я научился удивляться словам. Когда ты говоришь „кот“, ты говоришь это со своей точки зрения, но тот кот, которого ты себе представляешь, не совпадает с тем, что на уме у твоего собеседника, и уж точно сам кот не назовет себя „котом“. Стихотворение — как кот. Оно сообщает тебе значение слов, то значение, которое слова приобрели в этом стихотворении. И если ты будешь исследовать вопрос дальше, то, возможно, поймешь, что они значат с точки зрения стихотворения. Так что, возвращаясь к курсам поэтического мастерства, — которые, судя по всему, так ценят в Америке, — главная неприятность в том, что они не могут научить вас называть кота так, как с его точки зрения правильно. Каждый поэт привносит в мир свою вселенную. Поэтому так важно не судить поэтов. Второстепенных поэтов не бывает. У каждого есть своя правда. Но, разумеется, важно понимать, что поэт живет в определенную историческую эпоху. И двадцатый век — это век абсурда».
Игорь Кириенковцитує6 місяців тому
Тут один из студентов спросил, какой у Бродского любимый современный писатель. Поэт махнул рукой: «Их так много… Глупо выбирать… Ну, например, „Малон умирает“ Беккета — это величайшая из когда-либо написанных книг».
Dmitry Beglyarovцитує7 днів тому
Я осознал, что, хотя для перевода ты можешь выбрать только одно слово, ты обязан держать в уме все остальные его значения, его этимологию, его фонетику, отзвук его происхождения.
Annaцитує12 днів тому
Ты пишешь стихотворение, чтобы понять, что ты думаешь. Ты говоришь, чтобы узнать, что ты знаешь, — говорит он. — Это знание, закопанное глубоко внутри
мишацитує15 днів тому
Неруда потрясен жизнью и считает, что этого довольно. И в вашей стране полно этого крика, этого поэтического воя. Всю страну захватили поэты Сан-Франциско [8]. Ужасно.
b7232064650цитує17 днів тому
Если вы хотите понять стихотворение, лучше всего не анализировать его, а закрепить в памяти и читать наизусть. Поэт идет по фонетическому следу, мы можем даже назвать это фонетическим образом, и когда вы заучиваете его стихотворение, вы повторяете весь процесс его создания с самого начала».
Daria Maximovaцитує21 день тому
Нет ничего более абстрактного, чем конкретное. Нет ничего более сложного, чем простота.
Daria Maximovaцитує21 день тому
«Давление молчаливого большинства, как вы его называете, так же неотвратимо, как и все остальное»
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз