Джон Скальци

Крушение империи

    Евгений Кирилловцитує3 місяці тому
    Ну, так говорить я бы не стала, — возразила Кива. — Мне запретили ругаться. Кстати, как твоя дуреха-сестренка?
    — В тоске и печали. Собиралась стать кронпринцессой империи, но Реннеред Ву во время гонок остался без головы.
    — Да уж, для нее это и впрямь трагедия.
    — Вот и она так считает. Для Реннереда, конечно, тоже ничего хорошего. Как я понимаю, наследницей теперь стала внебрачная дочь имперо. Полагаю, мой братец начнет подкатываться к ней.
    — Незабываемая семья Нохамапитан. Сплошная романтика.
    — В свое время ты не жаловалась.
    Кива остановилась и посмотрела на Грени:
    — Когда-то я была долбаной идиоткой. Теперь — нет.
    — Первый случай в семье Лагос, — заметил Грени.
    — И как ты разводишь этого засранца-герцога?
    — Во-первых, его зовут Ферд, а не «засранец». Во-вторых, ты меня обижаешь, считая, будто я его развожу.
    — Ты убедил его отказаться от многомиллионной взятки.
    — Вот видишь, я же говорил, что это взятка. Я был прав.
    — Никто не откажется от такого, если только другой не предложит больше.
    — Вряд ли я могу что-то сказать по этому поводу, Кива. Тебе уж точно.
    — Да брось, Грени. Речь вовсе не о вирусе. И мы на долбаном Крае. Я буду девять месяцев добираться до
    Евгений Кирилловцитує3 місяці тому
    очешь сказать, я особенная? — спросила Кардения.
    — Не помню, чтобы я называла вас приятным челове
    Евгений Кирилловцитує3 місяці тому
    Теперь брата не стало, и империи внезапно потребовался новый наследник.
    — Похоже, ты не слушаешь, — сказал Батрин.
    — Извини, — ответила Кардения. — Я думала о Реннереде. Жаль, что его нет с нами.
    — Мне тоже. Хотя, вероятно, по другим причинам.
    — Я была бы рада, если бы он занял трон после тебя. Как и многие.
    — Наверняка, дитя мое. Но послушай меня, Кардения: я вовсе не жалею, что наследницей стала ты.
    — Спасибо.
    — Я серьезно. Из Реннереда получился бы прекрасный имперо. Он в буквальном смысле родился для этого, как и я. Ты — нет. Но это не так уж и плохо.
    — Думаю, ничего хорошего. Я сама не знаю, что делаю, — призналась Кардения.
    — Никто из нас не знал, что мы делали, — ответил Батрин. — Разница в том, что ты это знаешь. Будь с нами Реннеред, он оказался бы таким же несведущим, но более уверенным в себе — и в итоге ударил бы в грязь лицом, как я, моя мать и мой дед. Возможно, ты нарушишь семейную традицию. — Кардения улыбнулась, и Батрин
    Евгений Кирилловцитує3 місяці тому
    Исполнительный комитет — возможно, предвидя ваше нежелание — хочет напомнить вам, что ваш брат, покойный кронпринц, в принципе согласился жениться на Надаше Нохамапитан.
    b2817881844цитує6 місяців тому
    Поток ничем не напоминает реку, — это многомерная метакосмологическая структура, топографически сложным образом пересекающаяся с локальным пространством-временем, на которую оказывает влияние — частичное и хаотичное и при этом отнюдь не первостепенное — гравитация
    Ivan Streltsovцитуєторік
    тем не менее конец Взаимозависимости был не только неизбежен с точки зрения физики, но и желателен с точки зрения выживания человечества как вида. Когда каждая система соберет все имеющиеся в ней ресурсы, готовясь к изоляции, для монополий не останется места, так же как для гильдий и аристократии: они станут помехой для дальнейшего существования человечества. Ложь о Взаимозависимости — о ее необходимости и желательности — подходила к концу, и покончить с ней предстояло именно Кардении, никогда не хотевшей быть имперо. У нее просто не было иного выхода.
    Ivan Streltsovцитуєторік
    Радоваться, узнав, что такая судьба ждет четыре десятка человеческих систем и миллиарды человек, — в этом не было ничего хорошего. Но Кардения ничего не могла с собой поделать. И радовалась она вовсе не из фатализма или мизантропии, счастливая, что человечество наконец понесет заслуженное наказание, но потому, что туманный образ ее правления — главным и довольно скромным достижением которого было пока лишь то, что ей удалось удержать парламент и гильдии от военного вторжения на ничего не подозревающую планету Край, — внезапно стал отчетливым и резким. Кардения теперь знала три вещи. Первое: ей предстоит стать самой последней имперо Взаимозависимости.

    Второе: суть ее правления будет состоять в том, чтобы спасти как можно больше людей любыми средствами.

    Третье: это означало конец лжи о Взаимозависимости.

    Да, то была ложь. В день, когда Кардения вызвала в Зал Памяти Рахелу Первую и потребовала от нее объяснений, она узнала обо всем. О том, что людям нелегко было заселить подавляющее большинство звездных систем, доступных благодаря Потоку, но человечество продолжало их осваивать, несмотря на все препятствия. О том, как независимые системы начали взаимную торговлю и стали зависимыми от ресурсов друг друга. О том, как группа торговцев во главе с Баньямуном Ву поняла, что настоящая власть заключается не в торговле, а в контроле над доступом к Потоку, и обосновалась в системе Ядра, начав собирать пошлины с помощью оружия.

    О том, как они замаскировали захват ресурсов под выдуманное ими религиозное учение о Взаимозависимости, сделав дочь Баньямуна Рахелу номинальной главой новой церкви и зарождающейся империи. О том, как Ву и их союзники подкупали всех, кто мог им противостоять, раздавая аристократические титулы и торговые монополии, и создали экономику «домов и гильдий» с жестким делением на касты и активным подавлением экономического многообразия внутри каждой системы, которое теперь улучшило бы шансы человечества на выживание в условиях неминуемой изоляции.

    О том, как в итоге Взаимозависимость, манипулируя реальной потребностью в торговле и сотрудничестве между системами, сделала ее источником выгоды для немногочисленной верхушки, начиная с семьи Ву — ее семьи.
    Лаврентий Климовцитує2 роки тому
    Ни один имперо Взаимозависимости никогда не пользовался популярностью. Это не входит в их профессиональные обязанности.
    Лаврентий Климовцитує2 роки тому
    По-настоящему приятные люди обычно не получают власти.
    Лаврентий Климовцитує2 роки тому
    о-настоящему приятные люди обычно не получают власти.
    Nataliaцитує2 роки тому
    И что повстанцев вообще это интересует, — продолжала Ранатунга. — Мятежи на Крае случались бессчетное количество раз.
    Valeriy Korotkovцитує2 роки тому
    – Тогда импровизируй. Завоевывай доверие других. Держи их в неведении насчет твоих истинных намерений. Ты это отлично умеешь.
    Valeriy Korotkovцитує2 роки тому
    – Значит, вы об этом знали?
    – Я ведь уже сказала: нет. Но мы немало потрудились, чтобы воплотить мои принципы в жизнь и представить события как неизбежные. И конечно же, мистический аспект тоже помог.
    Valeriy Korotkovцитує2 роки тому
    – Но вы же сейчас сказали, что были пророчицей?
    – Любой может быть пророком. Достаточно лишь сказать, что ваши слова – глас Бога. Или богов. Или некоего божественного духа. Как пожелаете. А сбудутся ли они – совсем другой вопрос.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз