ru
Книжки
Наталья Савушкина

Царское дело

    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    запомни: желать человеку зла опасно. От зла сгореть можно.
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Совесть поначалу плачет: «Плохо ты сделал, хозяин! Жарко мне, душно!» Тут-то человеку и освободить бы её. Но если он продолжает во зле жить, то привыкает и не различает уже, где добро. Сгорела его совесть, и от него самого ничего не осталось, только корка из злых дел. Ни радости он вокруг себя не видит, ни красоты. Да и сам доброе неспособен делать. Может, и не умер такой человек. А только разве это жизнь, когда вместо тебя зло живёт?
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Бог ведь не милиция, чтобы за руку ловить. Раскается человек – простит, а не раскается – так и оставит жить с прожжённой совестью.
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Это верно, прощать легче, но и в обиду себя давать нельзя. Я вот пойду сегодня ночью в сад, погляжу, что там за охотник до чужих грядок бродит. Если поймаю, так за шиворот подержу. Безо всяких обид и с полным прощением,
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Царское дело – прощение»
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    тоже, значит, влюбилась, ну просто страсть, и сбежала от мужа. А ребёночек-то у мужа остался. Ну, она и страдает. Вот, – оборвала Анька, как будто рассказывала фильм, не досмотренный до конца. – А вообще «Анна» значит «милость» и… – она запнулась, выговаривая незнакомое слово, – «благодать». Добрые мы, милостивые, всех жалеем…
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Между прочим, Анна Каренина – и из кино, и из книжки. Красивая женщина была – страсть! И вот, значит, влюбился в неё один хлыщ, расфуфыренный весь, – страсть! И она
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    подсолнух украл, он себе с грядки тяжесть на душу принёс.
    Милитриса Кирбитьевнацитує2 місяці тому
    Эх, детка, разве сила в том, чтобы побить? Нет, в том, чтобы простить.
    Милитриса Кирбитьевнацитує3 місяці тому
    Пыль, сутолока, давка. К
    Милитриса Кирбитьевнацитує3 місяці тому
    Отец очень чуткий человек. И очень деликатный.
    Милитриса Кирбитьевнацитує3 місяці тому
    принесёт. А вот доброта открывает сердце. Не бей приятеля, ничего не отнимай. Наоборот, подари. И сделал ещё два ружья, совершенно одинаковых. Одно – для меня, а другое – для того мальчишки. Целую субботу на это потратил. Хорошие вышли ружья.
    Милитриса Кирбитьевнацитує3 місяці тому
    Только отец сказал мне: месть хорошего не прине‍
    Милитриса Кирбитьевнацитує3 місяці тому
    твоего пристрастия не понимаю, но любое увлечение надо уважать.
    Анна Мингалевацитуєторік
    Ей кажется: мир теперь так хрупок, что стоит пошевелиться – и он оборвётся, рухнет. Сейчас всё как будто зависит только от неё, и Тая замирает, боясь дышать в полную силу. Сердце стучит гулко и часто. Замереть, не двигаться, не дышать. Тогда беда не заметит и пройдёт стороной.
    Анна Мингалевацитуєторік
    Необыкновенно уютно сидеть вот так на границе дня и ночи, когда пора спать, а ты пока бодрствуешь. И время года сменяется, и сама жизнь: сегодня была учёба, а завтра – каникулы. Сегодня весна, а завтра – лето. Тая сейчас словно меж двух времён. Ей хочется побыть ещё немного в этом нигде, которое не день и не ночь, не сегодня и не завтра. Кажется, все дороги открыты и вот-вот наступит лучшее…
    Анна Мингалевацитуєторік
    Смешное кончилось, и, словно приставучая собака, подскочило воспоминание: фантики, проигрыш, подарок дедушки Мити… Тая утыкается папе в плечо. Неважно, что он ничего не знает. Подышать папе в плечо всё равно можно. Вдруг собака от этого исчезнет?
    Tatyana Lashkevichцитуєторік
    Она подтягивает к себе и обхватывает руками колени, натянув до самых пяток ночную рубашку в горошек.
    Сквозь шум телевизора в родительской комнате слышны мамины слова:
    – Удивительное у них взаимопонимание. Шестьдесят лет разницы – и такая дружба.
    – Ничего странного, – отвечает папа. – Отец очень чуткий человек. И очень деликатный.
    Мама негромко смеётся:
    – Пожалуй, Тайка о первой любви расскажет не нам, а деду. Лет через десять.
    Папа почему-то не отвечает.
    Tatyana Lashkevichцитуєторік
    Она подтягивает к себе и обхватывает руками колени, натянув до самых пяток ночную рубашку в горошек.
    Сквозь шум телевизора в родительской комнате слышны мамины слова:
    – Удивительное у них взаимопонимание. Шестьдесят лет разницы – и такая дружба.
    – Ничего странного, – отвечает папа. – Отец очень чуткий человек. И очень деликатный.
    Мама негромко смеётся:
    – Пожалуй, Тайка о первой любви расскажет не нам, а деду. Лет через десять.
    Папа почему-то не отвечает.
    Tatyana Lashkevichцитуєторік
    й хочется побыть ещё немного в этом нигде, которое не день и не ночь, не сегодня и не завтра. Кажется, все дороги открыты и вот-вот наступит лучшее… Она подтягивает к себе и обхватывает руками колени, натянув до самых пяток ночную рубашку в горошек.
    Сквозь шум телевизора в родительской комнате слышны мамины слова:
    – Удивительное у них взаимопонимание. Шестьдесят лет разницы – и такая дружба.
    – Ничего странного, – отвечает папа. – Отец очень чуткий человек. И очень деликатный.
    Мама негромко смеётся:
    – Пожалуй, Тайка о первой любви расскажет не нам, а деду. Лет через десять.
    Папа почему-то не отвечает.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз