ru
Книжки
Александр Ройтман

Они пришли ко мне… Байки психотерапевта

Ирина Лебеденковацитуєторік
Она была милая, симпатичная, затраханная собственными мозгами женщина.
Karina Chizhцитує2 місяці тому
Этот сказал:

– Я понимаю, что это мой крест. Я не пытаюсь облегчить его с твоей помощью. Я просто..

– Когда я слышу «просто», то не сомневаюсь, что «сложно», – заметил я.
Анастасия Вильгельмцитує5 місяців тому
Добровольно отказаться от этих взбалмошных существ, которые без перерыва вопят, что им нечего одеть и что из-за лишних 2 кг им нужны антидепрессанты.. отказаться от их рук, губ, плеч, от нежности, от смысла? надо быть поистине сумасшедшим..
Елана Кругцитуєторік
– Может быть, ты в меня влюблена? – спросил я.

– Может быть, – она ответила так легко, что я понял – не болит, а значит мимо.
Елана Кругцитуєторік
Крепкий орешек в психологии на мой взгляд выглядит как кошка, которая лениво лежит на диване и спит. Ничто не предвещает ее пробуждения. Но стоит мимо пробежать мышке, она не поднимая головы грациозным изящным движением лапу с дивана и – цап.. Представили картинку? Это и есть работа психолога, а если вам скажут по-другому – все врут :)
Алина Ракцитуєторік
Она была милая, симпатичная, затраханная собственными мозгами женщина.
Алина Ракцитуєторік
Крепкий орешек в психологии на мой взгляд выглядит как кошка, которая лениво лежит на диване и спит. Ничто не предвещает ее пробуждения.
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Я честно прочитал эти 128 страниц печатного текста, хотя все они были про одно: «Как мне получить то, что мне не принадлежит?» Я работал с ней по своему любимому сценарию «Что ты готова за это заплатить?» Мы выяснили «цену» и она сама, очень быстро, свела ее до нуля, обесценила. Ей не нужен был этот мужчина, ей нужно было то, что она хотела получить. Она была избалованной 37-летней девчонкой. Чуть было не сведшей себя в могилу своей обсессией…

Знакомая ситуация
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Я бросал гайки наугад. Сказать по правде, мне было не совсем понятно, ни чего он боится, ни за чем он пришел
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Конечно, он пришел, хоть я и беспокоился, что спрыгнет. И я зауважал его еще больше.

Хотя.. если бы он выбрал проиграть – я бы тоже понял: иногда важно просто опустить руки
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Он проиграл во всем. За ним не осталось ни одной победы. Его бросили, предали, забыли. От него отказались. Он был умным, зрелым, хорошо знающим себя человеком. Он умел говорить себе правду. И он явно говорил правду мне.

– Послушай, – сказал я ему, – когда я слышу такую историю, то всегда спрашиваю: что хорошего дает тебе роль жертвы, которую ты выбираешь? Ответ на этот вопрос часто бывает ключом. Но с тобой.. черт знает почему, этот вопрос у меня не выговаривается. Что ты сам думаешь по этому поводу?

– Я думаю, Саша, этот вопрос не выговаривается у тебя потому, что ты уже и так получил ответ: роль жертвы дает мне возможность опустить руки, сдаться. Я наслаждаюсь этим. Меня от этого тошнит, но и притягивает как магнит.

– Ок, – сказал я, – это я могу понять. Можешь усилить это ощущение?

– Что? – он явно не понял.

– Усилить.

– Что усилить?!

– Ощущение, которое тебя затягивает, ты сказал – опустить руки, сдаться. Усиль его.

– Ты смеешься надо мной? – довольно злобно спросил он. – Зачем его усиливать, когда я пришел к тебе от него избавиться? Я и так потерял все, что мог.

Я пожал плечами.

– Ну тогда ослабь, – посоветовал я. – А лучше вообще избавься.

Он хотел было ответить что-то возмущенное, но кажется, понял, выдержал паузу.

– Ты хочешь сказать, – медленно проговорил он, – что усилить я могу, а избавиться – нет?

Ох, друзья мои, как сильно я не люблю умных клиентов! Вот что прикажешь на это ответить? Я этого не знал, поэтому сказал:

– Понятия не имею, что ты можешь, чего не можешь. Видимо, избавиться не можешь, раз пришел. Попробуй усилить, глядишь, тебя и порвет как Тузик грелку.

Мой пофигизм по поводу его жизненной трагедии, кажется, сработал. По крайней мере он сидел с открытым ртом пару минут, а потом плюнул:

– Ладно, я пошел. Разочаровал ты меня, Ройтман
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Она давно уже не реагировала на мои провокации. Работа с ней была работой сапера в режиме замедленной съемки. Но как ни странно, я любил эту работу, поскольку она была на редкость благодарной – за год она похудела вдвое и бросила антидепрессанты
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Ок, – сказал я. Отвечаю. Сейчас я работаю по-другому, мягче, бережнее. Мои коллеги говорят, что скучают по «кровавому Ройтману», но потери качества нет, скорее наоборот. Я и сам так думаю. Но дивана старого нет. Есть новый, широченный, дорогущий, иногда боюсь даже садиться на него, жена убьет, если что.. эх.. Я ответил на твой вопрос
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Она долго думала, потом заплакала (это редкий подарок на наших сессиях..) и сказала правду о себе (это был еще более редкий подарок):

– Ты ничего обо мне не знаешь. Я не дам тебе лезть мне в души твоими грязными лапами. Я ненавижу тебя, я тебя боюсь. И мне очень перед тобой стыдно.

День задался
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Когда я не знаю, что делать, я всегда говорю ровно то, что чувствую. Я сказал:

– Мне беспокойно, я чувствую себя виноватым. Ты приходишь снова и снова, а я не понимаю, что могу тебе дать
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
она ответила так легко, что я понял – не болит, а значит мимо
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Помогу, – сказал я, – ты только объясни, с чем «с этим». Объясни простыми словами, а то я сложных не понимаю.

Это оказалось самым сложным. Это для многих – самое сложное. Зато потом, когда объяснила, я был уже не нужен. Вот так всегда :(
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Мне было ее жалко. Она была милая, симпатичная, затраханная собственными мозгами женщина. Нет, скорее девочка
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Она ходила ко мне на индивидуалки больше 2 лет. В конце пошла на группу. Она видела во мне отца, брата, мужа, возлюбленного, друга. Когда я наконец стал для нее психотерапевтом, наша работа закончилась
Евгений Корнюшенкоцитуєторік
Внимание, вопрос к коллегам! Нет, мне правда интересно: что бы вы на моем месте сделали в такой ситуации? Ну представьте: орет, красный, рассказывает ужасные вещи, и ведь явно не врет!

Вообще, эту мысль, про коллегу (про правильного коллегу-психолога, а не такого как я), я всегда думаю, когда меня совесть мучает. В данном случае от его криков она меня сильно мучить начала, потому что.. короче, я машинально так отмечаю :

– Надо же, а слез-то нет..

Мне в очередной раз повезло: он меня не убил. И не съел. Он обалдел. На секунду. А потом заплакал. И рассказал про Ирочку (имя изменено), которая хочет сделать аборт, потому что она боится рожать от человека, у которого… (см. абзацем выше).

Оставалось 5 минут. Больше он ко мне не придет, я был уверен.

Я спросил:

– Ты ее любишь?

Он посмотрел на меня и я сказал:

– Понял. Вижу твои мысли насквозь.

Улыбнулся, слава Б-гу.

– А она тебя? – задал я вопрос, ради которого он пришел.

Короче, он ушел говорить с Ирочкой о любви. Везет.. Правда, я через 15 минут после этого помирился с Машкой, так что мне ненадолго повезло тоже..

И никакой я оказался не ясновидящий, вот что обидно! Он пришел снова. И наговорил мне кучу слов, которые тоже непечатные, но совсем по другой причине, а то вы еще решите, что я хвастаюсь. А я хвастаюсь
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз