ru
Сергей Беляков

Гумилев сын Гумилева

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева, узник Норильска и Камышлага, переживший четыре ареста и два лагерных срока, солдат Великой Отечественной, участник штурма Берлина, Лев Николаевич Гумилев — историк с уникальной судьбой и странной, полной тайн и загадок личной жизнью. Гумилев писал в основном о Древнем мире и Средних веках, но созданная им теория лучше других объясняет сегодняшний день и позволяет прогнозировать будущее России и Европы, Китая и мусульманского мира. «Я только узнал, что люди разные, и хотел рассказать, почему между народами были и будут кровавые скандалы», — говорил Лев Гумилев. Его идеи необходимы нам сегодня, в эпоху нового переселения народов, во времена банкротства мультикультурализма и толерантности. Эта книга — самая полная биография русского историка, основанная на обширном собрании документов и материалов, в том числе не публиковавшихся ранее.
Ця книжка зараз недоступна
955 паперових сторінок
Правовласник
Издательство АСТ

Враження

    Александр Кошелевділиться враженнямучора
    👍Раджу

    капитальный труд.

    Татьяна Кудряшоваділиться враженнямторік
    👍Раджу

Цитати

    Александр Кошелевцитуєминулого місяця
    Для Левы это был город его отца, а сам Николай Степанович Гумилев, мир повидавший, некогда уверял: «Петербург – лучшее место земного шара». «…В Городе я чувствую себя как в сказке», — писал Лев. Ленинград навсегда останется для Льва Гумилева любимым, родным городом. Даже ленинградские тюрьмы он будет предпочитать всем прочим тюрьмам и лагерям Советского Союза.

    «Лучшего места на земле нет», — напишет он Сергею Лаврову четверть века спустя. Ленинграду будет посвящать свои стихи:

    Когда мерещится чугунная ограда,

    И пробегающих трамваев огоньки,

    И запах листьев из ночного сада,

    И темный блеск встревоженной реки,

    И теплое, осеннее ненастье

    На мостовой, средь искристых камней,

    Мне кажется, что нет иного счастья,

    Чем помнить Город юности моей.

    Мне кажется… Нет, я уверен в этом!

    Что тщетны грани верст и грани лет,

    Что улица, увенчанная светом,

    Рождает мой давнишний силуэт,

    Что тень моя видна на серых зданьях,

    Мой след блестит на искристых камнях.

    Как город жив в моих воспоминаньях,

    Как тень моя жива в его тенях.

    Правда, эти стихи он сочинит в Норильске.
    Юрий Левановцитує4 роки тому
    Деление некоторых этносов на рода и племена хорошо известно, и Гумилев считал его не признаком «отсталости», «архаичности», а важнейшей силой, скрепляющей единство народа: «Деление этноса на племена несет функцию скелета, на который можно наращивать мышцы и тем самым набирать силу…» Только сейчас, наблюдая жизнь ингушей и чеченцев в России или арабов и берберов во Франции, мы можем оценить, как прав был Гумилев.
    Викторцитує4 роки тому
    Лев Гумилев в библиотеке даже выступал с докладами о современной русской литературе и руководил литературной

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз