ru
Анна Наринская

Не зяблик. Рассказ о себе в заметках и дополнениях

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Книга журналиста Анны Наринской — это не только сборник ее лучших заметок о главных культурных событиях десятилетия. «Не зяблик» — своего рода критический дневник, в котором автор размышляет о времени и о себе, о том, может ли искусство что-то изменить в жизни общества, и задается вопросом, когда и почему это общество утратило способность к диалогу. Письмо Надежды Толоконниковой из колонии, «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, дискуссии о диссидентстве и девяностых и многое другое — это то полотно, из которого соткан наш сегодняшний взгляд на мир. Автор безжалостно и точно анализирует этот взгляд и то, как он менялся.
В книгу вошли статьи, опубликованные издательским домом «Коммерсантъ», и тексты, которые печатаются впервые.
Ця книжка зараз недоступна
177 паперових сторінок

Враження

    дэ бэділиться враженням5 років тому
    🚀Неможливо відірватися

    начала читать почти случайно, и так же случайно проглотила менее чем за сутки. совпадения с собственными художественными пристрастиями скорее немногочисленны, но это совершенно неважно: «не зяблик» берёт, в равной мере, своей эклектичностью, связностью, честностью, вдумчивостью. предугадать, как подобное сочетание элементов повлияет на отдельно взятого читателя представляется мне трудно осуществимым, а значит — охотно посоветую любому мало-мальски чуткому человеку.

    Ksenia Nikiforovaділиться враженням5 років тому
    👍Раджу
    🔮Мудра
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна

    Великолепная книга. Отличный гипертекст, который заставит вас прочесть и перечесть много других текстов. Анна, спасибо!

    Миша Иванушкинділиться враженням5 років тому
    👍Раджу
    🔮Мудра
    💡Пізнавальна
    🎯Корисна
    🚀Неможливо відірватися

    Не мог оторваться...даже не знаю почему - казалось бы, я к своему стыду так мало читал из преведенных здесь книг, но прочитал с жадным интересом к каждой строчке и каждому имени! Спасибо Анне Наринской за чудесный сборник.

Цитати

    Антон Смертинцитує5 років тому
    Человеческая душа, утверждает он, любая человеческая душа достойна того, чтобы ее рассматривать под микроскопом. И это ужасно важное знание про людей. Возможно, самое важное
    Никита Кузнецовцитує5 років тому
    В теперешнем интеллектуальном поле любая структурность и строгость представляется одномерностью и, соответственно, объявляется смешной и недостаточно прозорливой. Это сводит на нет практически любую правозащитную деятельность, требующую «тупого», что называется, отстаивания вполне одномерных истин.
    Derek Jarцитує4 місяці тому
    Потому что, когда читаешь эссе Берлина о де Местре, невозможно отделаться от впечатления, что теперешняя идеология нашей власти – и во всяком случае та, которую нам предъявляют обслуживающие ее теоретики-пропагандисты, – впрямую опирается на его тезисы.

    На его презрение к интеллектуалам. На его уверенность в том, что человеческая природа никак не определяет людей сама по себе, и они объединены только национальными, традиционными и религиозными признаками, – и, соответственно, никаких универсальных принципов для всех, в том числе универсальных прав человека, быть не может. На его теорию о том, что людьми можно управлять, только сковав их ужасом перед властью и каждую минуту напоминая им о пугающей войне. На его мысль о необходимости слияния правительства с официальной религией. И, главное, на основной мотив его философии, являющей собой массированную атаку на разум как основание для жизненного устройства, – «разумный» ответ всегда порождает следующий вопрос, считает де Местр, в то время как религиозный догмат или приказ правителя окончательны.

    Все это, прочитанное двести лет спустя после написания (особенно, повторимся, в России), кажется совершенно современным и довольно отталкивающим, но при этом отчасти справедливым. В пассаже, в котором Берлин (называющий идеи де Местра ни больше ни меньше предфашистскими) формулирует эту справедливость, прошедшее время без всякой натяжки переводится во время настоящее. «Он указывал, насколько долговечны и обширны иррациональные тяготения, сколь сильна вера и слепая традиция, сколь упрямы прогрессисты, ничего не знающие о людях. Когда все вокруг говорили о погоне человека за счастьем, он подчеркивал, что желания пострадать и преклониться перед властью исторически столь же могущественны, как жажда покоя, процветан

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз