ru
Джек Керуак

Доктор Сакс

Повідомити про появу
Щоб читати цю книжку, завантажте файл EPUB або FB2 на Букмейт. Як завантажити книжку?
Впервые на русском — книга, которую Керуак называл самым любимым своим детищем. Этот роман-фантазия, написанный в крошечной мексиканской квартирке Уильяма Берроуза, не просто рассказывает о детских годах, проведенных в Лоуэлле, штат Массачусетс; здесь Керуак замахнулся на свою версию гётевского «Фауста». Магнетический доктор Сакс борется с мировым злом в лице Змея из ацтекских легенд, и в ходе борьбы грань между реальностью и вымыслом становится крайне зыбкой.
Джек Керуак дал голос целому поколению в литературе, за свою короткую жизнь успел написать около 20 книг прозы и поэзии и стать самым известным и противоречивым автором своего времени. Одни клеймили его как ниспровергателя устоев, другие считали классиком современной культуры, но по его книгам учились писать все битники и хипстеры — писать не что знаешь, а что видишь, свято веря, что мир сам раскроет свою природу. Роман «В дороге» принес Керуаку всемирную славу и стал классикой американской литературы; это был рассказ о судьбе и боли целого поколения, выстроенный, как джазовая импровизация. Несколько лет назад рукопись «В дороге» ушла с аукциона почти за 2,5 миллиона долларов, а сейчас роман обрел наконец и киновоплощение; продюсером проекта выступил Фрэнсис Форд Коппола (права на экранизацию он купил много лет назад), в фильме, который выходит на экраны в 2012 году, снялись Вигго Мортенсен, Стив Бушеми, Кирстен Данст, Эми Адамс. 2012 год становится годом Керуака: в этом же году, к его 90-летию, киновоплощение получит и роман «Биг-Сур», причем роль самого писателя исполнит Жан-Марк Барр — звезда фильмов Ларса фон Триера.
Ця книжка зараз недоступна
243 паперові сторінки

Враження

    Сергей Рассказовділиться враженням4 роки тому
    👎Не раджу
    💩Фууу
    🙈Нічого не зрозумів
    💤Нудна

    Джек Керуак — модное имя, которое на слуху. Ну, по крайней мере, я его слышал неоднократно. Книга на букмейте попалась — решил почитать. Надо же приобщиться. Не повторяйте моей ошибки — не надо.

    Если я попробую писать отзыв о книге в манере книги, я сам не пойму, что хотел сказать. Получится примерно так:

    Книга, подобно который я не читал ничего, пожалуй, с самого детства, когда в дождливые дни на даче завершались все карточные игры с Павлом, который как-то заблудился в лесу, за которым шумит электричка, развозящая по домам уставших дачников, чья одежда пахнет тем неописуемым ароматом сырости, грибов и огня, так характерного для постоянных посетителей Карельского перешейка, отошедшего к России в само начала Второй Мировой войны, события, о котором спорят историки, засевшие в своих пропахших книгами кабинетах, меня просто измучила.

    А с чего всё начиналось? Ага, с книги. Начав читать книгу, я перечитывал предложения по три, четыре раза, иногда и больше. Потом, влипнув в очередное предложение, делал вторую попытку, и бросал его. Потом начал бросать прямо на первой попытке, всё равно смысл заключён в первых нескольких словах, а остальное, на мой взгляд, мозгоклюйство какое-то.

    Прочитав, нет, пролистав, треть книги, я забросил это дело. То есть, возможно, если у кого-то было похожее детство в полукриминальных трущобах и очень странные, если не сказать наркотические, видения, то прочитать это возможно. В противном случае, мне кажется, не стоит ломать мозг. Это не загадка, разгадав которую можно получить удовольствие. Для меня это чернушный и нездоровый, эдакий Рэй Бредбери, Вино из одуванчиков курильщика. Я предпочитаю обычное вино из одуванчиков.

    Приведу только одно предложение из книги. Оно ещё и обрывается посередине. Видимо, чтобы было —

    «Тем вечером он направлялся к мануфактурам Мельничного пруда с обедом, который вдруг метнул ввысь, в ночные небеса – Джи-Джей, Елоза и я сидели на парковой травке пятничного вечера, за оградой, и, как миллион раз прежде, вот идет Джо со своей обеденной коробкой под бурыми аурами фонаря на углу, они освещают все камешки и вымоины улицы – только сегодня мы слышим странный вопль и видим, как он подбрасывает обед, взметнув повыше руки, и уходит, а обед приземляется, он идет в бары дикого вискаря, а не на мануфактуру тупорыловки – единственный раз мы видели Джо Плуффа в возбуждении, в другой раз на баскетболе после ужина, на моей стороне Джо, у Джи-Джея Джин Плуфф, и братья давай толкаться жопами, шмяк, ненавязчивое коленце бедром, с ухмылочкой, а силы в толчке столько, что наземь сшибает, и когда Джин, который поменьше (5:01), хорошенько заехал Джо, тот, побольше (5:02), весь побагровел рожей и так ему вмазал бедром тайком, что Джин вмиг остолбенел и залился румянцем, ну и дуэль, мы с Джи-Джеем, бледные, оказались в ловушке меж титанов, то была великая игра – обед Джо вообще-то приземлился футах в двадцати от известной баскетбольной корзины на дереве —»

    Изредка встречаются описания, рождающие яркие, хотя и тёмные образы. Например: «вот ночью волнивые деревья свистят черными призраками во все стороны в пламени черных рук и извилистостях во мраке – миллион движущихся глубин лиственной ночи – Страх вдоль них идти (по Риверсайд, тротуара нет, лишь листья на земле по обочине) (тыквы в росе намеком на Ночь Всех Святых, время голосовать в пустом классе ноябрьским днем) – На том поле…» Но за треть книги таких образов я встретил всего два или три. А остальное — сплошная головная боль.

    Я понимаю, что он представитель «бит-поколения», разочаровавшихся людей, экзистенционалистов, и так далее и тому подобное.

    Кошмар. Если это лучшее, из подобной литературы, я не уверен, что хочу продолжать с ней знакомство. Тот же Кафка мрачен и абсурден, но читается ведь великолепно! А если хочется хороших длинных предложений — то Толстой к нашим услугам.

    Сэр Пухділиться враженням2 роки тому
    👍Раджу

    7

    Сэр Пухділиться враженням2 роки тому
    👍Раджу

    7

Цитати

    Elena Fedotovaцитує3 роки тому
    Я отказался от церкви, чтоб облегчить себе ужасы
    Ася Аньцитує4 роки тому
    Память и сон перемешаны в нашей безумной вселенной.

На полицях

fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз