Так много книг, так мало времени

Lelya Nisevich
Lelya Nisevich
289Книжок
Внерабочее чтение
На оболочке хорошо бы сделать пометку, что 70% книги - это разбор киношедевров 30х. Весьма любопытное чтиво, но местами текст перегружен терминами и напоминает диссертацию.
Слегка наивные три сказки-притчи, которые хочется растащить на цитаты, потому что порой все мы нуждаемся в ком-то мудром рядом - логисте в сером свитере, дедушке или даже тролле.

*Космос слишком велик, чтобы на него сердиться, но жизнь достаточно длинна, чтобы успеть подобрать себе в дорогу компанию*
Три новеллы, Фредрик Бакман
Судебные процессы, основанные на вытесненных воспоминаниях об инцесте - это новая охота на салемских ведьм. Во всех примерах столь очевидно, кто прав, а кто виноват, но, пока память не изучена полностью, эта правда абсолютно недоказуема.
В центре: история любви «цивилизованных» людей с их рамками дозволенного и недозволенного на фоне свободных нравов гвинейцев и буйства дикой природы. Ввиду отсутствия бдительного ока западной цивилизации запреты быстро забываются и тут уже дикари оказываются куда более правильными, логичными и человечными.
В 30-е годы XX века, что геи, что коммунисты - слова ругательные и сторонники и того и этого преследуются законом; та эпоха заложила много кирпичей в пьедестал нынешней freelove. Но тогда Нелл вступает в брак, следуя, скорее, законам устоев и приличий, нежели каких-то чувств к Фену, спасаясь от других запретных отношений. И счастья, конечно же, нет.
Love story романа слабовата, гораздо интереснее размышления на тему эволюции / деградации человека культурного относительно дикарей. Горе от ума: сами себе выдумали запреты и страдаем
Эйфория, Лили Кинг
Лили Кинг
Эйфория
  • 1.1K
  • 407
  • 44
  • 59
ru
Книжки
Неторопливый роман вне времени. Семейность, размеренность жизни, верность традициям и любовь к природе - то, на чем держится Шотландия. Если бы не упоминания ирландской войны и марок автомобилей, то было бы сложно назвать время событий; характеры и поведение героев с викторианской эпохи почти не изменились.
Нигде молчание не бывает столь бездонно глубоким, как в немецких семьях (с)
Ещё одна попытка вообразить и осмыслить мысли и чувства тех, кто не по собственной воле оказался в логове Волка. Не зацепило: стандартный ужастик про злых нацистов, с обеими любовными историями Розы что-то не то и уж на голод героине грех жаловаться.
Дегустаторши, Розелла Посторино
Полное погружение в атмосферу жизни бразильского городка с его страстями, сплетнями и верой в потусторонее, но сама любовная история как-то не цепляет. Чувственности, нравственности, веселью и достатку вместе не по пути, а Доне Флор нужно попытать счастья ещё в одном замужестве :)
Самое бессмысленное убийство 20 века. С первых страниц повсюду встречаются предзнаменования будущей трагедии. 600 трогательных и печальных страниц посвящены домашней жизни царской семьи, изредка, с вкраплениями жизни страны и мира.
В названии кроется обман - цитат из дневников княжон немного, их компенсируют выписки из дневников их окружения.
Хоть действие и происходит в Нигерии, но африканских реалий в романе немного. Четверо мальчишек, один пророк-сумасшедший, два чувства, не доводящих до добра: страх и жажда мести и целый зоопарк в голове героя-рассказчика: отец - орёл, один брат - грибок, другой - воробушек.
3,5 из 5
Язык - прекрасен, но 300 страниц метаний и терзаний высших слоёв общества утомляют (вот уж точно, Уортон - Толстой в юбке, у Чехова это бы заняло страниц 20).
Первая биография патологоанатома без шуток и баек. Искренне и местами очень грустно - о том, что творится в душе после многих тысяч вскрытий, что остаётся после смерти, о детях и родителях, о врачах и государстве, об английском правосудии. На протяжении всей книги можно наблюдать эволюцию судмедэкспертизы: от опознания по отпечаткам пальцев и карте зубов к ДНК, от массового диагностирования синдрома внезапной детской смертности к тщательным расследованиям гибели младенцев.
“Дворянское воспитание имело много достоинств, но и немало недостатков... Но если судить о воспитательной системе по приносимым ею плодам, лучшего воспитания, нежели дворянское, в России, похоже, все-таки не было” (c)
Роман, как часы с движущимися фигурками, в свой час из дверки выезжает персонаж со своей историей, а в определённый час открываются все фигуры, и все, что казалось непонятным по одиночке, обретает смысл в целом.
Пытаться представить себя на месте героини - немыслимо. В отличие от персонажей «Коллекционера» и «Комнаты» она добровольно запирает себя кирпичной стеной от окружающего мира (и революции в Анголе). Кто знает, может это ее и спасло? Или же в обмен на безопасность она лишилась чего-то неуловимо большего? Стоит ли учиться забвению, или забыть - значит сдаться?
Разбавляют мрачную картину отрешения Луду от мира алмазные голуби, пёс-альбинос и поющий бегемот
“The good people” в русском переводе внезапно стали «Темной водой», потеряв саркастичность названия.
1825 год, затерянная ирландская деревушка, чьи жители считают себя добрыми католиками, но не чураются ежедневневного мини-колдовства, даже в таких простые вещах - как сбивание масла (рецептов удачного масла три: подкова у маслобойки, тысячелистник в молоке и не касаться мужа). При этом ведовство осуждается женщинами около родника днём, но под покровом все спешат к местной колдунье за лекарством/советом.
Жизнь деревеньки течёт неторопливо и неизменно, до тех пор пока в семью Норы Лихи не приходит беда: умирает дочь, оставив больного внука, и в тот же год умирает ее муж. Идут пересуды о том, что это порча «добрых соседей» - лесных духов фэйри; селяне тут же подмечают череду неприятностей в своей жизни и связывают это с малышом, «который не такой как все». Обезумевшая от потерь Нора обращается к врачам, священнику - но они равнодушны к ее горю, как ей кажется. Устав слышать соседские пересуды о внуке, она идёт за помощью к вещунье Нэнс Роух...
Книга вовсе не о невежестве, а о том, что в безвыходной ситуации человек верит всему, что обещает лёгкий выход из ситуации (чудо). Принять то, что твой внук - «подменыш», а настоящее дитя похищено фэйри - куда проще, нежели понять, что тебе придётся всю жизнь мучаться с калекой.
И ещё о том, что зло творят сами люди, без помощи злых духов, которые не зря кличут «добрыми соседями». Если ты не такой как все, то тебя надо изгнать или даже убить, несмотря на то, что ты не причинил никому беды, зачем разбираться в ситуации?
С той невежественной поры минуло 2 века, человечество полетело в космос, но у «Битвы экстрасенсов» - сумасшедшие рейтинги )
Темная вода, Ханна Кент
— Разве не знаешь, что творили мужчины с женщинами в войну?
— Знаю, ты мне рассказывала. И вот полюбуйся, что творят женщины с мужчинами в мирное время (с)
История Индонезии сквозь призму сказок 1000и1 ночи, облеченная в форму семейной саги. Жутко, пронзительно, саркастично, и жаль, что всего-то 500 страниц крупным шрифтом.
PS Только это никакой не Маркес и не Гоголь, как сказано в русской аннотации, а скорее - Рушди.
Красота — это горе, Эка Курниаван
Когда в мире нет границ и предела твоих возможностей, то их надо выдумать; главный специалист по таким вопросам - подсознание. Поколение N выбирает не наркотики, а психотропы. Разрушения те же, но выглядишь ты не отбросом общества, а почти гением...
Книга об утрате себя в этом большом-большом мире, где постоянно ждут от тебя каких-то решений и свершений. Здесь нет сильных эмоций и затейливых поворотов сюжета; красной стрелой идёт вниз линия жизни героини; финал вполне предсказуем.
PS Рассказы про Мону более цельные и законченные (что ли?) нежели роман.
Пощекотать нервы накануне 2 февраля (даты гибели) не получилось.
Подборка документов на пять, сам же роман - на двоечку.
Что ж, ждём пополнения книг-фильмов на тему «дятловцев», ибо Прокуратура вновь занялась этим делом.
Счастливое детство и ужасы гражданских войны одинаковы в любой точке мира; разве что в Африке на дни рождения готовят стейки из крокодила, а в соседском саду вместо яблок растут манго.

Война, хотим мы того или нет, непременно назначает нам врага. Я хотел бы остаться нейтральным, но не мог (c) за врагом, обычно, далеко не ходят: даже если ты не интересуешься политикой, соседи не оставят тебе выбора, устроив охоту друг на друга, а то и на тебя самого.
Конечно, папы должны подлежать обмену на золотых рыбок. Это более чем разумно (с) Нил Гейман
PS Не дарить комикс своим детям, а то они вас тоже поменяют.
PPS ну разве только как способ узнать во сколько вас оценят дети и их способности к бизнесу - на щенка вас поменяют или же на квартиру.
На 100 страницах уместились сочетание бега с фаст-фудом, «спешите делать добро» и «он улетел, но он обещал вернуться».
PS Мистер Кинг, признайтесь, это вы о себе? Вы готовитесь воспарить и рассыпаться фейерверком?
PPS Как всегда, жальче всего кошака Билла.
bookmate icon
Тисячі книжок – одна передплата
Ви купуєте не книжку, а доступ до найбільшої бібліотеки російською мовою.
fb2epub
Перетягніть файли сюди, не більш ніж 5 за один раз